Вторник, 21.11.2017, 00:24

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2013 » Январь » 16 » Айос-Картлос: больше чем легенда
14:57
Айос-Картлос: больше чем легенда

17 января в Ереван с официальным визитом прибудет глава правительства Грузии Бидзина Иванишвили. Событие важное по многим обстоятельствам, и хочется надеяться, что некоторые проблемы, существующие между нашими государствами, получат свое разрешение. Они начали наслаиваться в основном с того дня, как Армения и Грузия заново приобрели независимость.



Шероховатости во взаимоотношениях между братскими народами часто рождались из непродуманно брошенной фразы, из не слишком важного инцидента. Вспомним хотя бы некоторые высказывания грузинских политиков, государственных и общественных деятелей. Между тем и грузинский, и армянский народы в целом питают друг к другу дружеские и добрые чувства. В сложившихся далеко не простых геополитических условиях последнее обстоятельство чрезвычайно важно, и именно это должно стать основой межгосударственных отношений обоих соседей. Надо заметить, что данные реалии всегда беспокоили лучших представителей армянской и грузинской интеллигенции, которые старались смотреть в глубь проблем, не поддаваясь при этом ошибочным страстям. Среди них — писатель, публицист Зорий БАЛАЯН. Предлагаем его размышления об армяно-грузинских отношениях. Исторических и современных. "НВ” благодарит автора за предоставленный материал.


Предвидение будущего получается не от оракулов и авгуров, а от мудрости ...
Эразм Роттердамский


Я часто бываю в Грузии, где у меня много близких людей. Особенно в Джавахке или Самцхе-Джавахети. Среди них немало грузин. В одном из армянских сел, где живут потомки эрзрумских армян, встречал грузин, которые свободно говорят на местном армянском наречии. У одного из них я спросил: "Когда начал говорить по-армянски?” "Думаю, лет этак сто пятьдесят-двести назад”, — последовал готовый ответ. И добавил: "Мои родители и их родители тоже владели армянским. И тоже с детства”. Другой полюбившийся мне приятель сказал, что армянам легче, они грузинский учат не только на улице и во дворе, но и в школе. В селе Баланта сухощавый седобородый старец сказал мне, что когда еще в юности он узнал, что летчик из соседнего села Бежано по фамилии Ванцян стал героем Советского Союза, то его охватила гордость за весь свой край. Я обратил внимание, что больше всего мне западали в душу встречи, как говорится, с простыми людьми, с сельчанами. Они резко отличаются от горожан, от политиков и чиновников в своих оценках отношений между Грузией и Арменией, а тем более между грузинами и армянами. Не воспринимают тот факт, что между нашими народами могут быть какие-то серьезные проблемы. По крайней мере считают, что ничего не может быть такого, что приводило бы к мятежу и вражде. Большинство полагает, что невозможно менять векового друга на векового врага. А седобородый старец из Алатумана сказал как-то философски: "Все началось с революции в России еще в XIX веке”.
Тогда я и вспомнил моего друга и коллегу, собственного корреспондента "Литературной газеты” по Грузии, остроумного и ироничного Эдуарда Елигулашвили, с которым мы часто говорили на тему, которую он определил так: "Что-то не то происходит у нас с некоторых пор”. И я поспешил ему дать свое толкование по поводу того, с каких это пор начало у нас происходить "что-то не то”. Я сказал, что все ссоры, споры и неполадки наши начались не с революции, а со сплошной революционизации России. И тогда у нас с Эдиком родилась своего рода не то игра, не то формула. Мы начали придумывать слова, которые оканчивались на "зацию”. И пошла-поехала родословная от Революционизации, совсем как в Ветхом Завете: Революционизация родила Партизацию, Партизация родила Большевизацию, Меньшевизацию, Идеологизацию. И далее пошли: Национализация, Автономизация, Индустриализация, Коллективизация, потом вместо Кулакизации появилась ГУЛАГизация... и так далее, и тому подобное. И все это привело к Кошмаризации. А под конец (после распада СССР) к самому страшному, к Политизации общества, которая привела к чудовищному расколу внутри самого этноса, внутри самого народа.
...Когда на части территории исторической Армении, входившей в состав дореволюционной России, большевики создали новое государственное образование — мусульманскую социалистическую республику Азербайджан, то никому тогда и в голову не могло прийти, задаться сакраментальным вопросом, чья эта земля или кто является истинным хозяином ее? Октябрьская революция 1917 года, породившая СССР в 1922 году, самонадеянно определила на "вечные времена” землю как общую советскую территорию. Это означало, что границы между союзными республиками и автономиями условны. Необходимость же создания в регионе новой советской социалистической республики была продиктована всего лишь попыткой реализовать большевистскую идею об экспорте революции. Отсюда и модное в те времена словосочетание "Мировая революция”. При этом Ленин, поверив в льстивые лозунги и лисьи обещания Ататюрка, решил в первую очередь экспортировать "свою” революцию на Восток, в Турцию. Не случайно советская официальная пропаганда на протяжении всех семидесяти лет неизменно подчеркивала, что "под влиянием Октябрьской революции в России в Турции развернулась национально-освободительная, так называемая кемалистская революция под руководством М.Кемаля (Ататюрка), завершившаяся победой Турции над империалистами...” Вот и под притягательным лозунгом "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” большевики оказывали помощь Турции не только золотом, не только оружием, но и живой силой. Как же иначе, ведь советский народ верил в то, что "братская Турция развернула у себя революцию против империалистов”. Она, Турция, ведь делом доказала свою преданность большевикам: первая признала советскую Россию, установив дипломатические отношения в 1920 году. Именно в том же году была основана коммунистическая партия в Турции. Ничего, что менее чем через три года турецкие коммунисты оказались в подполье. Получив все, что нужно от России, как подчеркивается в Большой Советской энциклопедии, Турция не только не повела борьбу против империалистов, но и "в одностороннем порядке изменила ориентацию именно на империалистические державы”. Сказки же о дружбе Ленина-Ататюрка рассказывали нам неустанно целых семьдесят лет. Даже в разгар перестройки.
Можно было читать о том, что "помощь советской России, оказанная турецкому народу в его борьбе против империализма, была проявлением интернационализма”. А посему, мол, ничего страшного, что эта самая помощь Турции окончательно развязала руки и позволила ей добить Армению, пережившую геноцид от режимов не только Абдул Гамида и младотурков, но и самого Ататюрка. Нет ничего страшного даже в том, что именно благодаря этой самой большевистской помощи Турция не только добилась создания буферной пантюркистской республики Азербайджан, но и включения в его состав армянских областей: Нахичевань, Карабах, Гардманк с Гюлистанским (Шаумяновским) краем. С молчаливого согласия Кремля Турция под шумок захватила огромные армянские территории, входившие до Октябрьской революции в состав России. Достаточно напомнить, что в эти территории входила Карсская область с областным центром Карс, где кроме армянских церквей, армянских школ, армянских культурных заведений, была русская школа (там, кстати, учился великий Чаренц), русское кладбище, русский культурный центр, русская железная дорога, русские военные объекты, столь важные в вопросах реализации русской стратегической мысли, направленной на перспективу. Так что "помощь турецкому народу”, как оказалось, Ататюрк использовал не для борьбы с империализмом, а для, повторяю, "добивания” агонизирующего армянского народа и захвата территорий исторической Армении. А набивший оскомину штамп эфемерной дружбы Ленина и Ататюрка действовал в пропагандистских целях даже тогда, когда Турция, как отмечалось в официальном советском документе, "во Второй мировой войне оказывала помощь фашистской Германии”.

Нынешнее поколение (речь в данном случае идет об армянах и грузинах) вряд ли помнит упоминание маршала Советского Союза А.М.Василевского о том, что было бы с армянским и грузинским народами в случае падения Сталинграда. В своих "Воспоминаниях” Александр Михайлович, который по поручению ставки Верховного Главнокомандования координировал действия ряда фронтов в крупных операциях, в том числе и в битве на Волге, пишет о том, что по договоренности Гитлера с турками, сразу после падения Сталинграда Турция должна была без объявления войны перейти границу СССР, то есть границы Армении и Грузии, и уничтожить все на своем пути.
Вот так ответила Турция на оказание "помощи турецкому народу в борьбе против империализма”, на многочисленные спасительные акции большевиков, в том числе и "похороны” Севрского договора. В результате мы сегодня имеем то, что имеем. А мы имеем нескончаемые проявления типичного синдрома завоевателя: животную ненависть к тем, чьи земли завоевали, и разрушительную ненависть ко всем аргументам культуры, истории, подтверждающие "аборигенство” хозяев земли. Отсюда и зверский вандализм пришельцев, у которых со временем появляется одна сверхзадача — удревнять свою историю. А для этого, прежде всего, надо разрушать кладбища, сравнивать с землей храмы и церкви. А если не всегда это удается, то как это делают пришельцы-азеры, можно просто перекрестить храмы и переименовать с армянского, скажем, на греческие или албанские.
Хорошо известно, что до революционизации России грузинам и армянам не было ни нужды, ни необходимости удревнять свои истории за счет друг друга. Из многочисленных сказаний, песен, легенд, преданий и притч наши предки знали только об одном случае горячего принципиального спора между армянами и грузинами. Точнее, между нашими праотцами. Между Хайосом и Картлосом — братьями-близнецами. А суть и смысл спора заключались в том, чтобы определить, кто из братьев-близнецов на несколько минут раньше появился на свет. И это определить нужно было только для того, чтобы, по праву старшинства, первому обнажить меч и вступить в бой против общего врага.
Не мы с вами придумали эту легенду. Даже не отцы наши и не деды. Легенды вообще не придумывают.
...Нам сегодня не стоит, глядя друг другу в глаза, удревнять свои истории, придумывать те страницы, которых не было в нашей реальной многовековой биографии. Любые спорные вопросы, а они, конечно, есть и всегда бывают в жизни, мы можем решить за столом переговоров, решить по-братски. Когда пришельцы, каковыми, по существу, являются кавказские татары (так до революции называли тех мусульман, которых впоследствии, как писал историк Пахомов, провизорно назвали "азербайджанцами”), бульдозерами сносят тысячи и тысячи хачкаров в Джуге, взрывают храмы и церкви в Агулисе (Нахичеванская республика), в Гюлистанском крае, Гардманке, Арцахе и других исторических армянских областях, включенных большевиками в состав Азербайджанской ССР, то это еще, как уже говорилось, можно понять. Они действительно пришельцы, и этим все сказано. И они действительно должны, кровь из носу, утвердиться на чужой земле, слепо выполняя тем самым планы турецкой (фашистской) идеологии, называемой пантюркизмом. Мало того, в рамках реализации турецких планов — захвату Нахичевани, Мегри, Зангелана и в целом Карабаха — у Турции просто нет альтернативы. Ибо речь здесь, кроме всего прочего, кроме амбиции, идет о переброске нефти и газа из Казахстана в Европу, минуя Россию. Так что азерам просто страшно видеть на подаренной им большевиками исторической армянской территории хотя бы один хачкар, не говоря уже о храмах и церквах, а тем более аборигенов земли.
Но ведь у грузина, точнее, в природе грузина нет и не может быть подобного рода обреченности на вандализм. Ибо это о грузине великий поэт и мыслитель Ованес Туманян говорил: "Каждый грузин — поэт. Поэт грузин — дважды поэт”. А поэты всегда были пророками. Так что же говорить о тех, кто "дважды поэт”. В этой связи я совершенно спокоен, что рано или поздно и в Грузии, и в Армении вновь настанет пора, когда оба народа каждую минуту будут действенно помнить о своих корнях, о своих пророках. И тогда, нет сомнения, просто невозможно будет себе представить инцидент, который имел место, скажем, в селе Самсар, когда страдающие манкурством юноши, и не только юноши, занимались святотатством в храме Сурб Геворг. Многое тогда невозможно будет представить. Это и то, что ради будущего своих детей, ради учебы, ради карьеры люди вынуждены бывают менять свои фамилии по вине чиновников; это и то, что подчас очень тяжело бывает преодолевать различного рода препятствия, мешающие изучать родной язык; это неравномерная оплата учителей в грузинских и армянских школах, из-за которой отмечается острая нехватка армянских педагогов по специальным предметам; это и проблема выборов в органы самоуправления в местах с компактным проживанием армян, а также проблема с рабочими местами и гарантией безопасности, особенно после вывода российской военной базы из Ахалкалаки... Все это и многое другое приводят к конфликтам, которые по принципу логической цепной реакции перерастают в нежелательные и очень опасные для обоих народов явления с требованиями автономии и других гарантий для выживания и безопасности.
Я вообще очень серьезно отношусь к легенде о Хайосе и Картлосе и не очень серьезно — к бредням и россказням об неискренних отношениях между Грузией и Арменией. Ибо хорошо понимаю: обычно обыватель имеет в виду инерцию отношений между "армянскими большевиками” и "грузинскими меньшевиками”, что никак не отражает реалии многотысячелетней истории двух народов, суть и смысл которой выразил мудрейший Илья Чавчавадзе еще в позапрошлом веке: "Мы хорошо знаем, что бессилие Грузии началось с тех злосчастных дней, когда пала Армения... Пока существовала Армения, враги могли вторгнуться в Грузию, только пройдя через нее. Поэтому наши великие цари и государственные деятели делали все возможное, чтобы помочь Армении, когда она в этом нуждалась”.
Трудно представить русское искусство второй половины XIX века без поистине великого носителя русского национального духа Владимира Стасова. Идеолог и активный участник творческой жизни легендарной "Могучей кучки” (содружество русских композиторов) и товарищества передвижников (российское демократическое объединение художников), автор капитальных монографий об искусстве утверждал, что Грузия и Армения пришли в Россию не с пустыми руками. Речь, конечно, не о выгодных для России предпринимательстве и торговле, и не о преданной службе на военном и государственном поприще. А об искусстве и особенно об архитектуре. Вот что писал Стасов: "Армянское и грузинское искусство имело в известную эпоху сильное влияние на русское искусство в пору его формирования, и в настоящее время невозможно, изучая первые эпохи русского искусства по части ли архитектуры или художественной орнаменталистики, а отчасти и живописи, оставлять в стороне искусство армянское и грузинское. Помнить при этом только искусство византийское, в нем одном находить первоначальные источники нашего национального искусства, видеть в нем одном все прототипы наших художественных форм — большое заблуждение. Во многих случаях — быть может, всего более в русской архитектуре — первоначальное влияние было не одно только специально-византийское, но также и армяно-византийское, и грузино-византийское”.
...Возвратившись после двадцатилетнего затворничества домой, безмерно уважаемый мной Александр Исаевич Солженицын однажды в ответ на провокационный журналистский вопрос бросил: "Я считаю ошибкой наших царей, что изматывали силы русского народа, вмешавшись в споры Грузии, Армении с их соседями”. Я не мог не откликнуться и написал ему письмо. Александр Солженицын прав лишь в том, что, говоря о Закавказье, приводит только два географических названия: Грузия и Армения. (Вспомним и о том, что на уже знаменитой карте Закавказья, висевшей на стене в кремлевской квартире Ленина, тоже указаны две страны — Грузия и Армения). Уж что-что, а автор гениального "Архипелага ГУЛАГа” блестяще знал в первую очередь новейшую историю. Но вот что касается древней истории отношений Грузии, Армении и России, то здесь следует отметить факт, что еще задолго до русских царей русские князья, будущие основатели христианской России, пришли в Закавказье не Армению с Грузией спасать, "изматывая силы русского народа”, а совсем для другого. Ибо цели и сверхзадачи их с самого начала были другими. Об этом лучше других говорил другой гениальный пророк и философ Сергей Булгаков, которого, как и всех "веховцев”, безмерно почитал Солженицын. Вот что писал Булгаков: "Вся русская история говорит нам, что Константинополь должен быть наш. А история не в белых перчатках делается. И не школьный учитель ее герой. Царства созидаются и разрушаются под громы битв, в землетрясениях. И когда началось землетрясение, когда мы оказались вовлечены в войну с Турцией, всякому не закрывающему глаза стало ясно, что история поставила вопрос о Царьграде. О том же, что есть священный символ исторической эпохи для России, это мы твердо знали раньше. Не нам было назначать времена и сроки, но не нам и противиться им”.
Остается напомнить, что Царьград — это Константинополь, ныне Стамбул, и что все походы Руси, начиная с 860 года, на Византию вошли в историю как "Царьградские походы”. Еще в школе проходили, что князь Олег в 907 году осуществлял свое наступление "с моря и суши”. "С суши” — означало через Грузию и Армению. Князь Игорь осадил Царьград в 971 году. В истории о Царьградских походах можно обнаружить строку: "Войско восточных славян и других народов осадило Царьград”. В "и другие народы” входили болгары, грузины и армяне.
Это было время официального рождения христианского Российского государства. То есть более тысячи лет назад. И ни в одном документе, ни до появления на свет Киевской Руси, ни после нет ничего, что свидетельствовало бы "о спорах Грузии и Армении с соседями”, которые разрешались бы с помощью России, "изматывая силы русского народа”. Зато есть целая прорва документов, рассказывающих о том, как именно русские цари предоставляли армянам и грузинам, говоря современной терминологией, статус наибольшего благоприятствования. Этого требовала не столько христианская солидарность, сколько общие стратегические и экономические интересы. Что же касается "споров с соседями”, то с появлением на базе и на богатствах Византии Османской империи все так называемые споры двух христианских народов на Южном Кавказе были не с абстрактными соседями, а с конкретной Турцией, с которой русские цари вели нескончаемые войны. И причиной споров с соседями (читай с османами) чаще всего была наша дружба с Россией. Конечно, дружба с этой великой и могущественной христианской страной не раз спасала многие народы, в том числе грузин и армян. Однако это происходило не в ходе каких-то частных "споров”, а в процессе вынужденных русско-турецких войн, которые велись по очень даже ясной исторической схеме: "За выход России к Черному морю”, "Для пресечения набегов крымских татар”, "С целью возвращения бывших владений в Причерноморье и на Кавказе”, "В связи с ростом влияния России на Балканах”. Так что силы русского народа изматывались для могущества России, отношения которой, в частности, с Грузией и Арменией были более чем взаимовыгодными.

...Забывать об этом не только грешно, но и опасно как для одной, так и для другой сторон. Как грузинам, так и армянам. Как грузинам, армянам, так и русским. Нельзя забывать особенно тогда, когда наступает смутная пора, перерастающая в пору забвения. И я обо всем этом пространно напоминал главным образом в связи с тем, что такая вот пора манкурства, увы, кажется, наступила и в самой Армении, и в самой Грузии. Я уже не говорю о самой России, ибо тема моих заметок сегодня — это только Грузия и Армения.
Именно поэтому я взялся за обнародование своих заметок, адресуя их, повторяю, прежде всего моим грузинским братьям. У меня создалось твердое впечатление, что если ничего не предпринять, то наши традиции, наша историческая память, наш менталитет и даже наш национальный характер на наших глазах будет меняться в связи с навязанными нам, подчас коварными, обязательствами перед вездесущим Евросоюзом, перед структурами ООН, перед международными финансовыми и прочими фондами, перед США и перед Западом вообще.
...Ведь для того чтобы, выполняя требов
ание ЕС, разместить турок-месхетинцев в армянских домах, надо, хотят того или нет, создать те невыносимые условия, которые вынудят хозяев домов оставить свои жилища. И, разумеется, в них будут жить не турки-месхетинцы, как того требует Евросоюз, а турки-азеры. Вряд ли ЕС или даже руководство Грузии знают, что еще на заре карабахского движения под видом так называемых турок-месхетинцев разместили в карабахском Ходжалу азербайджанцев, нуждающихся в жилье. Со многими из них степанакертцам довелось беседовать. И выяснилось, что большинство из них не знало даже, где находится Месхетия. Сегодня число турок, которые были при Сталине выселены из Грузии — раз-два и обчелся. Но вот термин и раздутая проблема продолжают работать, оставаясь предметом спекуляции. Турции нужно в обозримом будущем, кровь из носу, заселить весь юг Грузии и не только юг. Они уже захватили весь бизнес не только в Батуми и Абхазии. И армяне, конечно, молчать не будут. Как-никак, речь, кроме прочего, идет о нашей границе, а это значит — нашей безопасности. Вся надежда на то, что Грузия, скорее рано, чем поздно, осознает и причины беспокойства Армении, и надвигающуюся общую для наших народов беду.
Уже сегодня границы между Грузией и Арменией вызывают опасения не только у армян. Обе стороны хорошо знают, что присутствие на границе, так сказать, армянского элемента вселяет надежду для обоих народов как своеобразная боеспособная пограничная застава. Как только разместят вдоль границы так называемых турок-месхетинцев, тотчас же начнется реализация коварных планов пантюркизма. А планы эти нам давно и очень хорошо известны.
Достаточно взглянуть на демографические показатели динамики изменения этнического состава Грузии за последние несколько десятилетий, чтобы убедиться в том, какая катастрофа ожидает всех нас. Именно — "всех нас”. В 1959 году в Грузии было прописано 150 тысяч азербайджанцев. Через двадцать лет — 250 тысяч. В 1989 (последняя перепись в СССР) — более 300 тысяч. Повторяю, речь идет о пофамильно прописанных. Из опыта мы в Армении хорошо знали, что реальные цифры в жизни были намного выше. Однако есть и другая, не менее опасная тенденция при катастрофически уменьшающихся показателях рождаемости государствообразующей нации — грузин и при катастрофически высокой рождаемости турко-азеров. Дело в том, что в процентом отношении азеры еще совсем недавно в Грузии были на четвертом месте среди всех этнических групп, а сейчас — на втором, оставив далеко позади армян и русских.
...В марте 1990 года во время заседания сессии Верховного Совета СССР мы с моим коллегой по депутатскому корпусу Борисом Дадамяном договорились о встрече с министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе. Встреча состоялась в тот же день в его кабинете. Разговор, кроме прочего, шел о Турции, которая уже тогда под шумок перестройки перебрасывала мосты якобы для торговли через Аракс к Нахичевану и на турецко-грузинскую морскую границу. Бывший первый секретарь ЦК компартии и будущий президент Грузии Шеварднадзе сказал тогда: "Опыт показал, что торговля сближает народы”. Трудно было не согласиться с такой древней истиной вообще. Но я Эдуарду Амвросиевичу говорил о другой истине. Турки грузинам будут перепродавать бананы, а азерам — дарить автоматы. Не преминул напомнить и о том, что, как это было в Армении, турецкие дервиши тайно посещают азерские дома в местах компактного проживания азербайджанцев и действенно поощряют рождаемость. Я встречался с таким моллой в Армении и поместил текст нашего спора в книге "Очаг”. Министр иностранных дел СССР глубоко вздохнул. Чуть задержал дыхание. И, разом выдохнув, тихо произнес: "Да. Это, конечно, большая проблема”.
Напомнил я Эдуарду Амвросиевичу и о том, что когда в самые первые дни Карабахского движения Горбачев принял меня и Сильву Капутикян, то мы на стол ему положили карту СССР — учебное пособие для турецких школ. Речь о карте, которая сегодня уже во многом оказалась пророческой. Весь Северный Кавказ, большая часть Поволжья, вся Средняя Азия, Казахстан, львиная доля Сибири — покрашены зеленым цветом. Довольно интересный штрих, связанный с Закавказьем: небольшой желтый кружочек с названием "Ереван” и все остальное помазано едкой зеленью. Грузии как таковой нет на карте, изданной в Турции. И ничего удивительного. Идеологи и основатели Северо-Атлантического блока (НАТО) определили для себя: цена Турции в том, что она была единственной капиталистической страной, граничащей с СССР. Не случайно президент США Гарри Трумен назвал Турцию самой восточной границей США, или пятьдесят первым штатом Америки. Ибо СССР подразумевался как суть Россия. Сегодня Турция уже не имеет границы с Россией. Так что с распадом СССР она лишилась этой притягательной для Запада привилегии. Авторы вышеупомянутой карты очень даже хорошо знали, что рано или поздно распадется советская империя, как распадались все могущественные империи в мире. И не случайно аналитики утверждают, что Турция вновь грезит о новой сухопутной границе с Россией через Грузию, с последующей аннексией ее. И напрасно политологи часто цитируют покойного премьера Армении Андраника Маргаряна, который летом 2005 года заметил: "Конечно, прокладка полотна Карс — Ахалкалаки — Тбилиси является внутренним делом Грузии, которая стремится поддержать железнодорожное сообщение с Турцией. Думаю, между тем, что дешевле было бы восстановить сообщение по вектору Карс — Гюмри — Тбилиси, чем строить новый путь”. При этом покойный премьер очень даже хорошо знал, что Турция преследует совершенно иные цели, нежели чисто экономические.
Прокладка железнодорожного полотна через Ахалкалаки, переброска казахстанской нефти через Азербайджан и Грузию в Турцию, совместные турецко-грузинские стратегические проекты — все это и многое другое имеют отношение к экономике как таковой только на первый взгляд. В книге "Бездна” я приводил опубликованные в печати факты о том, как с 1998 года (год невеоятного раскола и хаоса в российском обществе) в Россию и другие страны СНГ, в том числе и в Грузию, хлынули потоки турецких строительных бригад. Но мало кто знал, что они в первую голову играли роль "ласточек”, "открывающих” турецкую весну на местах. Как и мало кто знал и то, что финансовые расходы на турецких отходников (хопанистов) брали на себя не какие-нибудь там строительные фирмы, а... турецкие образовательные фонды, которые финансируют лицеи в России и других странах бывшего СССР. Нетрудно догадаться, что преподавали в этих самых лицеях отнюдь не Божье слово. Правоохранительные органы России раскрыли адреса этих так называемых фондов: "Уфук”, "Сархат”, "Торос”, "Толеранс”, "Эфляк” и другие, являющиеся структурными подразделениями исламской религиозно-экстремистской секты "Нурджалар” пантюркистского толка. Лучших учеников направляют в Турцию для дальнейшего обучения. Лидер секты Фахтулла Гюлен, имеющий непосредственное отношение к организации турецких школ, вовсе не скрывает планов пантюркизма: "Наша задача — форсировать на современном этапе исламское мировоззрение. Именно так мы можем захватить наши земли без всякого джихада”. Признается он и в том, что Турции, как воздух, нужна граница с Россией. И что границей этой должна стать вся территория Грузии, как в советское время вся территория Нахичеванской АССР была объявлена границей. Для этого нужно уметь только действенно ждать. Даже школьнику понятно, что недалек тот день, когда опустеет нефтепровод через Грузию в Турцию. Помощь США и ЕС тоже не может длиться долго. И, ясное дело, тогда начнется хаос в регионе. И не только в нашем регионе. А пока, полагает Турция, пусть турецкие дети изучают карту, на которой нет Грузии. Пусть привыкают.
Такая перспектива не устраивает прежде всего Армению, которая, презрев опасное манкурство (надеюсь, временное), презрев не менее опасное взаимное непонимание (тоже, надеюсь, временное), сделает все возможное и невозможное, чтобы предотвратить общую беду. Как тут не вспомнить мудрую и незабвенную Сильву Капутикян, которая была страстной поборницей подпитки нашей легенды о Хайосе и Картлосе, наших общих корнях. И всякий раз, когда речь, наполненная тревогой и болью, заходила о Грузии и грузинах, с присущей ей трезвой уверенностью говорила: "Я спокойна, ибо знаю, что нас в самую нужную минуту спасут общая память о наших праотцах и великое совокупное чувство ответственности перед будущим наших народов”.

НЕОБХОДИМОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ
Обычно за стол переговоров садятся враги, можно сказать несколько мягче — противники. Да отсохнет язык армянина и грузина, если они позволят считать себя по отношению друг к другу врагами или даже противниками. Мы можем и должны садиться за стол, сколоченный нашими предками, не только для угощения, но и для понимания. Так говорил мой дед, дедушка Маркос, который считал, что даже родные братья могут стать врагами, если между ними не будет понимания. Дедушка Маркос за более чем шестьдесят лет совместной жизни с моей бабушкой ни разу не ссорился с ней. На любые ее ворчания и даже грубые слова он отвечал, как сам признавался, не просто молчанием, а пониманием. Это означало — женщина есть женщина, или жена есть жена. Дед не считал бабушку сварливой. Он хорошо знал, что быть частенько недовольной — такова природа хозяйки дома. Воспитывать троих сыновей и двух дочерей в суровые и голодные годы и оставаться при этом всегда спокойной, вежливой — дело нелегкое. И дед понимал это. Сознавал, что непонимание будет иметь для семьи трагические последствия.
Мудрый писатель Лион Фейхтвангер, пытливо исследовав тему понимания и непонимания, вывел короткую, но емкую формулу: "Непонимание делает из друзей врагов”. Как видим, мы имеем дело не только с дедовской философией, но и с вопросом сугубо стратегическим. В настоящем письме, адресованном моим грузинским современникам, одновременникам, соседям по эпохе, нет ничего конкретного о надежности и опасности непонимания. Я просто выражаю беспокойство за завтрашний день обоих народов, которые на протяжении веков очень даже надежно понимали друг друга, однако сегодня, словно лишившись горизонта, мы плохо видим будущее. Не очень-то сознаем, что у нас сегодня нет альтернативы взаимопониманию. Растет поколение, увы, страдающее потерей исторической памяти. Тому есть и объективные причины тоже. И мы нынче обречены на то, что армянин должен понять душу грузина, грузин должен понять душу армянина. С этого начинается понимание, которое является началом согласия, укрепленном братством.
***
Печатается с сокращениями
из книги Зория Балаяна "Айос-Картлос: больше чем легенда”.

На снимках: Тбилиси. Старинная крепость Нарикала, справа - армянская  церковь Сурб Геворг; Святой Эчмиадзин зимой

 Зорий Балаян

http://www.nv.am/lica/24831-hayoc-kartlos-bolshe-chem-legenda

Просмотров: 382 | Добавил: voskepar | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2017