Среда, 13.12.2017, 04:48

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2013 » Январь » 31 » “Честный армянский народ содержать в особой милости”
17:00
“Честный армянский народ содержать в особой милости”

Армянская христианская община в Петербурге
Не так давно исполнилось 300 лет с того времени, как в Петербурге образовалась армянская община. Юбилей отмечался широко: интересной культурной программой, обширной издательской деятельностью и целым рядом благотворительных акций. Архимандрит Августин (Никитин), доцент Санкт-Петербургской Духовной академии (на снимке), для литературного журнала "Нева” написал очерк, посвященный истории армянства в Питере. Предлагаем нашим читателям отрывки из очерка.



Армянская Апостольская Церковь — одна из древнейших христианских церквей, относящаяся вместе с Коптской, Эфиопской и рядом других к группе древних восточных церквей. Часто ранее употреблявшееся название "Армяно-Григорианская Церковь” связано с тем, что основателем Армянской Апостольской Церкви был Св.Григорий Просветитель, также почитаемый и Русской православной церковью в сонме святых, прославленных Церковью до IV вселенского (Халкидонского) собора 451 года.
Появление первых армян на Руси историки относят к IX веку, отмечая дружелюбное отношение к ним русских князей при совместной борьбе с половцами. При современных раскопках в Московском Кремле обнаружена армянская монета 868 года.
Армянские христиане бывали на берегах Невы еще задолго до основания Санкт-Петербурга. Расширяя свои торговые связи и стремясь к городам Европы, армяне, помимо южных путей, старались упрочить свои деловые контакты с Амстердамом и другими торговыми городами через московские земли. В XVI веке из Москвы был налажен постоянный путь, частично пролегавший через чужеземные страны; он шел на Тверь, Новгород, Ладогу, далее до Риги или Ревеля (Таллин), а затем морем на Любек, Гамбург и Амстердам.
Другой, более излюбленный армянами путь проходил из Астрахани вверх по Волге и далее, через костромские земли, достигал Белого моря, а затем морем или по суше шел через Скандинавию на запад. Это была большая торговая дорога, издавна называвшаяся "арменской”, то есть по которой ездили торговцы-армяне. Путь этот был известен армянам гораздо раньше, чем русский царь Иван Грозный (1547-1584) открыл доступ англичанам в Белое море и в Московское государство. С основанием города Архангельска (1584) дорога эта еще более оживилась; по ней стали ездить также англичане и голландцы, часто в сопровождении армян, хорошо знакомых с местными условиями.
Во время царствования Алексея Михайловича (1645-1676) русско-армянские связи еще более упрочились. В 1660 году купец Захарий Саградов от имени Армянской торговой компании подарил царю Алексею Михайловичу украшенный драгоценными камнями трон (Алмазный трон) работы армянского художника Аствацатура Салтанянца (Богдана Салтанова). На фрагменте плана Москвы, выполненного Мейербергом в 1661 году, на площади у Ильинских ворот (нынешняя территория Политехнического музея) изображен в виде вытянутого прямоугольника армянский двор. В 1666 году Аствацатур Салтанянц назначается придворным живописцем.
В 1666 году от сорока армянских деятелей русскому царю Алексею Михайловичу подана челобитная с просьбой "о дозволении им в бытность их для торговли в Российском государстве ходить в Российскую церковь и исповедоваться у российских священников и приобщаться... чтобы в отдалении от церквей своих не помирать без покаяния”.
Но, несмотря на в целом благожелательное отношение русского правительства к армянам, им не разрешалось не только строить свои храмы или молиться в православных, но и совершать богослужение по своему обряду в домах.
Армяне начали вести торговлю в России, основываясь на заключенном с ними договоре от 31 мая 1667 года, дополненном 8 февраля 1673 года. В 1675 году в Москву к царскому двору прибыли "торговые армяне” Яков Погосов, Яков Авединов и Яков Ахназаров. Армянские купцы часто бывали в Новгороде и по пути в Европу по-прежнему посещали невские берега.
Примечательно, что уже в новгородском храме Спаса на Нередице (ХII-ХIII вв.) появляется фреска св. Григория, Просветителя Армении; в 1445 году новгородский архиепископ Евфимий воздвиг в городе церковь "Святаго Григория Великая Армении”. Один из девяти приделов собора Пресвятой Богородицы (храма Василия Блаженного, завершенного в 1557 году) на Красной площади в Москве по приказу Ивана IV Грозного был освящен во имя первого армянского патриарха — св. Григория Армянского. Кроме того, Иван Грозный дал повеление построить в Казани православный храм во имя св. Григория Армянского. Так Иван Грозный выразил благодарность армянам за их активное участие во всенародной торжественной встрече царя после взятия русскими войсками Казани.
Когда Петр I, "прорубив окно в Европу”, основал в устье Невы новый город — Санкт-Петербург (1703), армяне начали селиться здесь, продолжая развивать торговлю с Западом.

Эпоха Петра I (1696-1725)
Различия в вероучении Армянской Апостольской и Русской Православной церквей не препятствовали армянским христианам селиться среди русских жителей. Важным событием в жизни всех инославных христиан, живших в России, явился "Манифест Петра Великого” от 16 апреля 1702 года, в котором провозглашался принцип веротерпимости.
Сам Петр I проявлял веротерпимость к инославным; во время персидского похода (1722-1723) он "присутствовал в храмах армянского исповедания, удостаивал и знатное духовенство своим посещением, приглашая армян к водворению в Россию”. Первая армянская церковь была построена при Петре I в Астрахани; первоначально она была деревянной, а в 1706 году, согласно прошению армянина Богдана Готова, русский царь повелел "вместо деревянной церкви на том же месте построить каменную”.
Петр I был заинтересован в расширении торговых связей как с Персией, так и с Западной Европой, и в армянах он видел хороших помощников в этом деле. Так, в ответ на челобитную армянского купца Сафара Васильева, который испрашивал у царя разрешение проходить с товарами в "Немецкие земли” через устье Невы, был от 11 марта 1708 года издан "именной, великого государя, указ”: "торговых армян отпускать с Москвы через Ругодев и Санкт-Петербург морем на каких судах похотят, а сухим путем через Ругодев и Санкт-Петербург в Шведские земли”.
К 1710 году в северной столице сформировалась армянская община численностью 40-50 человек, преимущественно из купцов и ремесленников-мануфактуристов. В городе открылись первые армянские торговые конторы. В 1710 году в Посольском приказе в качестве переводчика служил армянин Афанасий Панкратов. Петр I был чрезвычайно заинтересован в "размножении армянам коммерции”.
2 марта 1711 года в Санкт-Петербурге был дан указ Сенату, в котором предписывалось: "Персидский торг умножить и армян как возможно приласкать и облегчить, в чем пристойно, дабы тем подать охоту для большего их приезда”. Другим указом армянским купцам разрешалось "в нашей резиденции в Санктпетербурге и в прочих городах свободное пребывание иметь”. "Армяне, — пишет русский историк Сергей Глинка, — на призывный голос Петра, сливавшийся с голосами их сердец, спешили целыми семействами переселяться и водворяться в пределах России”.
Переселившись в Россию, армяне заселяли в Москве и по берегам Невы земельные участки, которыми было положено начало армянской общине. Получив возможность жить в условиях добрососедства, армяне способствовали процветанию и укреплению страны.
В те годы одним из активных деятелей в борьбе за освобождение армянского народа от персидского ига был вардапет (архимандрит) Минас Тигранян из арцахского (карабахского) монастыря Св.Иакова. Впервые он прибыл в Россию в 1701 году и в дальнейшем осуществлял периодические связи России с Эчмиадзином, Персией, Западной Европой и с Папой Римским. Он обращал внимание Петра I на необходимость возвести на берегу Каспийского моря большой монастырь, который мог бы также служить и крепостью. Одновременно он просил разрешения соорудить армянскую церковь в Санкт-Петербурге.
Еще один исторический документ свидетельствует о стремлении Петра I привлечь армян к приезду в Санкт-Петербург. В 1715 году в Персию с дипломатической миссией был отправлен сподвижник царя Артемий Петрович Волынский. Послу Волынскому предписывалось, в частности, "склонять шаха, чтобы повелено было армянам весь свой торг шелком сырцом обратить проездом в Российское государство более удобным водным путем до самого Петербурга, вместо того чтобы возить в турецкие земли на верблюдах. Разведывать об армянском народе, много ли его и в которых местах живет, и есть ли из них какие знатные люди из шляхетства или из купцов и каковы они к стороне царского величества; обходиться с ними ласково и склонять к приязни”.
Армянская община в Санкт-Петербурге стала постепенно увеличиваться; Петр I по-прежнему призывал армян в Россию для расширения в стране торгового и промышленного дела, обещая "честный армянский народ ради христианства содержать в особливой милости”. Но, несмотря на такое благорасположение Петра I, армянские общины в Санкт-Петербурге и Москве по-прежнему не имели возможности строительства каменных храмов.
Стремясь к расширению экономических связей с европейским Западом, Петр был заинтересован в участии армян как талантливых предпринимателей и незаменимых помощников в деле организации устойчивой системы торговли. Преследуя аналогичные цели в Персии и Турции, где армяне занимали ключевые позиции в экономике, торговле и других сферах, Петр не просто создавал благоприятные условия для их деятельности в своем государстве, но и энергично способствовал их переезду на Русский Север. Подтверждая заинтересованность в росте числа армянских коммерсантов и промышленников, Петр через Коммерц-Коллегию опубликовал указ о торговле персидскими товарами через Армянскую компанию. Об оценке Петром достоинств армянского купечества наглядно свидетельствует его повеление от 14 мая 1723 года, которым государь требовал "призвать в Сенат из Армянской компании лучших двух или трех человек и объявить им, чтобы они к размножению коммерции с российскими купцами имели старание”.
Но при Петре I армяне, жившие в Москве и в Санкт-Петербурге, так и не смогли получить разрешения на постройку храмов, так как Св. Синод Русской православной церкви в те годы препятствовал возведению армянских церквей в этих главных городах России. 

Послепетровская эпоха (1725-1740)
Ситуация несколько улучшилась во время краткого царствования преемницы Петра I Екатерины I (1725-1727). В декабре 1724 года вардапет Минас в очередной раз прибыл в Санкт-Петербург, где он вел переговоры о приведении армянского народа под защиту и покровительство России.
15 сентября 1725 года вардапет Минас вместе с местными армянами обратился в Св.Синод с ходатайством о том, чтобы выстроить в Санкт-Петербурге молитвенный дом. Рассмотрев эту просьбу, Синод указом от 29 сентября определил: "...дом молитвенный иметь в Петербурге армянам дозволить и в службе их по своему закону запрещения не чинить”.
В 1720-е годы Санкт-Петербург стал крупнейшим центром транзитной торговли между Западом и Востоком, ключевую роль в которой играли местные армянские купцы. Так, в 1726 году 90% русско-европейской торговли приходилось на Санкт-Петербург, и 80% этой торговли вели армянские купцы. Это обстоятельство даже вызвало озабоченность британских деловых кругов, которые видели в армянских предпринимателях сильных конкурентов. Так, в 1733 году лорд Вильям Гаррингтон, статс-секретарь короля Георга II, направил в адрес монарха записку "об условиях русской торговли”. "В 1724 году приблизительно, армянские купцы, проживающие в России, получили привилегию на транзит своего товара в Персию через Россию с оплатой его транзитной пошлиной в три процента, — сообщал лорд Гаррингтон, — а англичане вынуждены платить от 25 до 75 процентов”.
В эти годы число армян, селившихся в Петербурге, постоянно возрастало. Под 1730 годом упоминаются Армянская улица и земельный участок, принадлежавший главе армянской общины Луке Ширванову (Гукас Ширванян), на Васильевском острове. В то время у немногочисленной санкт-петербургской армянской общины еще не было своего духовного наставника, и она приглашала из Москвы армянских священнослужителей для совершения религиозных обрядов. Одним из них был Иван Петрович Шеристанов (Ованес Шеристанян), который обосновался в Санкт-Петербурге в 1730 году, став первым духовным пастырем местных армян и прослужив здесь до своей смерти в 1787 году.
Более благоприятное отношение к армянским христианам, жившим в России, наступило во время правления императрицы Анны Иоанновны (1730-1740). Община разрасталась также и за счет армян, находившихся на военной службе. В официальных бумагах за 1720-1750-е годы довольно часто встречаются дела по челобитным армян с просьбой принять их "в российскую военную службу”. Вступая в ряды русской армии, армяне стремились быть полезными и в освободительной борьбе своего народа. Многие из них проявляли себя в воинской службе достойно, за что получали высшие военные чины и звания. Так, например, в 1734 году армянский офицер Агадар Хачик (Лазарь Христофоров) становится первым армянским генералом русской армии.
22 февраля 1735 года был издан правительственный манифест "о дозволении свободного богослужения всем христианским исповеданиям в России”. А вскоре армяне, жившие в Санкт-Петербурге и в Москве, возобновили свои просьбы о разрешении на постройку храмов.
О постройке церкви "армянского закона” в Санкт-Петербурге хлопотал Лука Ширванов, указывавший, что у него имеется на Васильевском острове, на Малом проспекте, двор, где удобно выстроить церковь. На это ходатайство 18 января 1740 года было дано императорское разрешение. Одновременно с этим в Москве купец Богдан Христофоров с другими членами общины просил разрешения на постройку в Москве армянской церкви. И это ходатайство также было удовлетворено 3 августа 1740 года.
Оба эти разрешения были даны императорским двором совершенно самостоятельно — без переписки со Св.Синодом и без учета его мнения. Строительство первого молитвенного дома в Петербурге на Васильевском острове началось во дворе главы армянской общины Луки Ширванова по проекту известного архитектора Трезини. Лука Ширванов был одним из наиболее влиятельных армянских купцов и промышленников. Он строил в Санкт-Петербурге фабрики для изготовления шелковых и хлопчатобумажных тканей и владел несколькими торговыми судами.
Ширванов предложил внести из собственных средств всю необходимую для строительства храма сумму. Но смерть Анны Иоанновны, последовавшая в том же 1740 году, осложнила дальнейшую жизнь армянских общин в обеих столицах Российской империи.
Подготовила
Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН

На снимках: набережная Нивы, гравюра 18-го века; императрица Анна Иоанновна; армянская церковь на Невском проспекте.
http://www.nv.am/mir-i-mi/25238-qchestniy-armyanskiy-narodq
Просмотров: 265 | Добавил: voskepar | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2017