Воскресенье, 20.08.2017, 03:17

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2013 » Апрель » 19 » Карсские ворота
13:52
Карсские ворота

Для того чтобы добраться из Гюмри до Карса, нужно проделать путь, который займет 10 часов. Если б граница была открыта, достаточно было бы 50 минут. Два так похожих друг на друга древних города разделены государственной границей. Точных исторических сведений о том, когда был основан Карс, нет. Известно, что в X веке он был столицей армянского княжества Багратидов. Город много раз переходил из рук в руки. Захватывался византийцами, сельджуками, грузинами, татаро-монголами.

В начале XIX века Карс освобождает русская армия. Русские четыре раза завоевывали карсскую крепость, а потом снова отдавали ее. Армянский город не раз становится предметом торга между русским царем и турецким султаном. В марте 1856 года император Александр Второй подарил Карс туркам взамен согласия султана Абдул-Меджида вернуть России Севастополь. Спустя 65 лет нечто подобное сделал Владимир Ленин.

 

Ленин за спиной армян заключил договор, согласно которому Карс, входивший тогда уже в состав армянской республики, был подарен Турции. Железнодорожный вагон, в котором в 1921 году был подписан печально знаменитый Карсский договор, преобразован в музей. Сюда водят экскурсантов, представляя вагон как главную достопримечательность города. Но для армян главной достопримечательностью, конечно же, является полуразрушенный дом у моста, в котором провел свои лучшие годы великий армянский поэт Егише Чаренц.
Говорят, когда в Карс в первый раз приехал известный писатель Орхан Памук, он пришел посмотреть на дом Егише Чаренца. Так что за рубежом Карс знают благодаря Памуку, а не Чаренцу. Карсу Памук посвятил свое самое известное произведение, принесшее ему всемирную славу и Нобелевскую премию. "В османские времена здесь жили люди разных национальностей, — пишет писатель в романе "Снег”. — Черкесы, курды, грузины, греки — люди, оставшиеся со времен армянского государства, чьи церкви были возведены тысячу лет назад и некоторые из которых и сейчас стоят во всем своем великолепии...” Люди, оставшиеся со времен Армянского государства... Кто эти люди? Почему они сейчас там больше не живут? Кто их прогнал? Писатель не ищет ответы на эти вопросы. Но между его строк тем не менее можно прочесть то, чего не пишут другие. "Широта карнизов старых зданий, красота дверей и барельефов, строгие фасады наводили на мысль о том, что когда-то некий армянин, торговавший в Тифлисе, вел здесь спокойную, яркую и счастливую жизнь...” — пишет нобелевский лауреат. Читаем дальше: "В красивом трехэтажном здании муниципалитета, оставшемся от армян, никого не было... Напротив находилось старое здание армянской постройки. Справа был другой армянский дом, такой же красивый и печальный, как и другие...” "Когда-то в Карсе жили обеспеченные люди, которые устраивали приемы, давали балы в своих особняках, — рассказывает Памук. — Эти люди, занимаясь торговлей, сколотили свои состояния потому, что Карс находился на пути в Тебриз и в Тифлис, и потому, что город был важным рубежом для двух великих империй...” От того Карса мало что осталось. Богатый, цветущий город, который называли кавказским Давосом, сегодня выглядит совсем иначе. Разъясняя причины обнищания Карса, писатель пишет: "Уменьшение торговли с Советским Союзом в годы холодной войны, закрытие проездных пунктов на границе, нескончаемые конфликты Турции с Арменией... О Карсе забыли и государство, и Аллах...”
Особо не рассчитывая на Аллаха, в конце 90-х годов ряд общественных деятелей и представителей интеллигенции Карса инициировали массовую общественную кампанию с требованием открытия границы с Арменией. Именно с этой перспективой они связывали надежды на экономическое возрождение края. Инициативу поддержал тогдашний мэр города Наиф Алибейоглу. В результате в 80-тысячном городе было собрано свыше 50 тысяч подписей с требованием открытия границы. Тяжелые коробки с подписями повезли в меджлис, а копии послали президенту и в Организацию Объединенных Наций. Карсский градоначальник и 13 его братьев не раз бывали в Армении, встречались с Католикосом, получили его благословение. Кому, как не членам семьи Алибейоглу, знать все преимущества открытых границ. Отец Наиф бея в советские годы поставлял на Ленинаканский мясокомбинат тысячи голов крупного рогатого скота. Экономика Карса во многом зависела от соседней Армении, куда через Карс регулярно шли грузовые и пассажирские поезда.
Дабы вернуть городу былую славу кавказского Давоса, Наиф Алибейоглу в 1999-м, посетив Армению, подписал соглашение, которое провозгласило Карс и Гюмри городами-побратимами. В январе 2000 года Карс с ответным визитом посетили мэр Гюмри и вице-губернатор Ширакской области. Был подписан документ о создании рабочего органа, уполномоченного заниматься развитием партнерства. Тогда же была достигнута договоренность о создании ярмарки, которая временно (до установления официальных отношений между двумя странами) должна была разместиться на границе Турции и Грузии вблизи Армении. Но правительство Турции не одобрило это начинание. Проект так и остался на бумаге. Активность мэра в вопросе открытия границы многим в Анкаре не нравилась. Итогом этого стало то, что власти не поддержали его на последних муниципальных выборах. В марте 2009 года Наиф Алибейоглу, который возглавлял город в течение 12 лет, сложил свои полномочия. Избранный на пост градоначальника Невзад Бозкуш куда более консервативен в вопросах, касающихся армяно-турецких отношений. Новый мэр сразу же пересмотрел все те решения предшественника, которые вызывали недовольство противников сближения с Арменией. Это коснулось и традиционного культурного фестиваля, проводимого в Карсе с участием представителей Армении.

Традиции Карсского культурного фестиваля были созданы не на пустой почве. До захвата турками Карс был крупным культурным центром. В 1917 году тут действовали 10 библиотек, кинотеатр, дом культуры. Труппа местного армянского театра считалась одной из лучших на Кавказе. В начале прошлого века в Карсе было девять армянских церквей. Уцелела из них только одна. Сурб Аракелоц был построен в X веке. Последние годы ее превратили в мечеть. Но она почти пустует. Мусульмане предпочитают ходить в другие мечети. Карсцы по сей день называют это здание церковью. Согласитесь, нелепо звучит — молла церкви. Но именно так они именуют здешнего имама. До недавних пор на куполе был полумесяц со звездой. В 2008 году он был снят... "Я считаю неправильным то, что армянскую церковь преобразовали в мечеть, — говорит главный архитектор города Али Илшан Алинак. — Я предпочел бы, чтобы тут был культурный центр. Но главное для меня то, что благодаря преобразованию церкви в мечеть удалось сохранить бесценный архитектурный памятник. Армянские памятники в очень плохом состоянии. Все лучшее, что есть в Карсе, создано армянскими и русскими мастерами...” Архитектор Али Илшан Алинак по национальности курд. Большинство карсских курдов настроено достаточно проармянски и являются сторонниками открытия границы. "Границы должны открыться без каких бы то ни было предварительных условий, — говорит Али. — Не все, конечно, думают как я. Многие оказались под влиянием азербайджанцев, которые хотят навязать Турции решение, выгодное им. Но это не наша проблема. Пусть азербайджанцы сами решают вопрос Карабаха с армянами и нас пусть не впутывают. Мы хотим жить в нормальных отношениях с нашими соседями. Мы хотим, чтобы граница открылась”.

Главный аргумент в пользу необходимости открытия границы, конечно же, экономический. Половина населения города имеет так называемую "зеленую карту”, которая дает право на получение социального пособия по бедности. Карсцы уверены в том, что после установления отношений с Арменией жизнь их станет более благополучной. "На самом деле Турция подвергала блокаде не Армению, а Карс, — говорит продавец магазина мобильных телефонов Идрис Агбаба. — Есть прямые авиарейсы Ереван — Стамбул, Ереван — Анталья. Между Турцией и Арменией осуществляется двусторонняя торговля через территорию Грузии. Это значит, что наказаны не армяне, а мы, карсцы. Не понимаю, о чем думают сидящие в Анкаре государственные мужи. Строят железную дорогу Карс — Ахалкалаки в надежде на то, что вложенные деньги вернутся через 20 лет. Зачем? Ведь есть же дорога Карс — Гюмри. Разве не лучше было бы открыть имеющуюся магистраль, а эти 600 миллионов потратить на что-то полезное?”
Идрис уверен, что нормализации отношений между Турцией и Арменией мешает Азербайджан. В Карсе живет немало азербайджанцев, которые выступают против открытия границы. Очевидно, что руководят ими из Баку. Не случайно правительство Азербайджана именно в Карсе основало свое консульство. Здесь с почестями был открыт памятник Гейдару Алиеву. Усилиями местных азербайджанцев и эмиссаров из Баку в Карсе время от времени проводятся акции протеста против открытия границы. Их требование одно — чтоб Анкара в вопросе нормализации отношений с Ереваном сохранила предварительные условия, связанные с Карабахом. "Я не понимаю, почему третья страна должна мешать нам нормализовать двусторонние отношения, — возмущается Идрис. — Это несправедливо. Я бывал в Баку в 1991 году. Тогда было много азербайджанских беженцев из Карабаха. С одним из них я разговорился. Он был водителем такси. Я спросил его: "Так все-таки чей на самом деле Карабах?” Он ответил: "Ну если быть до конца честным, то Карабах — армянская земля. Но азербайджанцы тоже там жили”. А если это так, почему сегодня Турция должна терпеть давление Азербайджана? Почему азербайджанцы хотят нашими руками решить проблему возвращения Карабаха, который является армянской землей?..”
В этом вопросе у Идриса немало оппонентов. Больше всего их, конечно же, среди местных азербайджанцев. Позицию многочисленной азербайджанской общины Карса отчетливее других высказывает глава городского культурного центра писатель и журналист Ведат Акчайоз. Он самый известный из местных азербайджанцев. Предки Акчайоза когда-то жили в Гюмри, и себя он считает потомком беженцев. Говоря от имени соотечественников, Акчайоз утверждает, что открытие армяно-турецкой границы невозможно до тех пор, пока Ереван не выполнит все условия Азербайджана. "Об установлении отношений с Ереваном речь можно будет вести лишь после того, как Армения уйдет из Карабаха, — утверждает Акчайоз. — Кроме этого, армяне должны отказаться от антитурецкой пропаганды. Вот когда вы прекратите бессмысленные разговоры о признании геноцида, мы рады будем пожать вам руку. Ведь мы же все-таки соседи”.

Впрочем, не все живущие в Карсе
азербайджанцы думают так, как Ведат Акчайоз. Некоторые из них выступают за установление с Арменией добрососедских отношений. Бывший посол Азербайджана в Турции Мамед Алиев как-то признался, что не мог воздействовать на соотечественников, проживающих в Карсе, с тем чтобы они отказались от требований открыть границу с Арменией. В ходе своего визита в Карс в 2002 году Гейдар Алиев высказал возмущение в связи с тем, что "живущие у границы азербайджанцы ради копеечных барышей готовы торговать с армянами”. Мурад Аймен — один из тех азербайджанцев, о которых говорил Гейдар Алиев. "Один мой дед жил в Ереване, другой — в Ленинакане, — рассказывает Мурад. — Оба они были беженцами. Такими же, как сотни тысяч армян, которые вынуждены были покинуть Турцию. К армянам я ненависти не испытываю. У меня в Стамбуле есть очень хорошие друзья-армяне. Между нашими народами были проблемы, но можно сделать так, чтоб это осталось в прошлом. Сегодня нужно сделать шаг навстречу друг другу. И первым шагом должно стать открытие границы. Граница должна быть открыта без предварительных условий. Требования, касающиеся Карабаха, на мой взгляд, недопустимы”.
Кроме турок, курдов и азербайджанцев в Карсе проживают представители еще одной этнической группы — каракалпаки. Кто это такие? Ответ на этот вопрос дает в романе "Снег” Орхан Памук. "Туркмены-кочевники. Мы их еще называем кара-папахи и каракалпаки. Они — братья азербайджанцев...” В вопросе открытия границы позиция общины каракалпаков полностью совпадает с позицией азербайджанцев. Самый известный местный каракалпак — председатель торгово-промышленной палаты Карса Али Гювенсой. "Я вижу большой потенциал для совместного бизнеса, — говорит он. — Торговля с Арменией станет мощным импульсом для развития экономики нашей области. Но хотя это и в наших интересах, я буду против открытия границы, если армяне не выполнят наши условия. Пока армяне не уйдут из Карабаха, отношений между нами быть не должно. Азербайджанцев мы не предадим. Мы и азербайджанцы — братья”.

Таким образом, становится заметно, что отношение к вопросу об открытии границы обусловлено прежде всего этническим происхождением местных жителей. Этот феномен стал предметом исследований профессора Мехмеда Диккая, который возглавляет кафедру экономики Карсского университета. "Расклад такой: азербайджанцы и каракалпаки против открытия границ, курды и большинство турок — за, — утверждает профессор. — То, что азербайджанцы не стремятся к установлению с Арменией торговых отношений, обусловлено не только их национальным самосознанием, но еще и тем, что они не умеют заниматься коммерцией. Они не могут представить себе выгоду от торговли. Но я уверен — как только дорога откроется, они заметят все преимущества открытых границ. Если всего 20% от товарооборота между Арменией и Турцией будет осуществляться через Карс, наш город станет райским уголком”.
От Карса до Игдыра 3 часа езды. До недавних пор водители автомобилей с армянскими номерами в Игдыре предпочитали не останавливаться и проезжали город на большой скорости. Причина в том, что большинство населения города составляет азербайджанцы, предки которых жили в Армении. В отношении армян они настроены весьма негативно. В течение всей истории Турецкой Республики мэрами Игдыра избирались исключительно азербайджанцы. В 2006 году Ильхам Алиев наградил градоначальника Игдыра Нуреттдина Араса медалью за заслуги в отстаивании национальных интересов. (Нетрудно догадаться, что это за заслуги, если иметь в виду, что Арас является председателем организации, именуемой "Союз ереванских турок”, а также возглавляет оргкомитет по формированию так называемого "правительства ереванских азербайджанцев в изгнании”.) Но урбанизация и высокие показатели рождаемости привели к тому, что курдское население возросло и почти сравнялось с азербайджанским. Курды сплочены и организованы, чего нельзя сказать об азербайджанцах. Это позволило курдам победить на муниципальных выборах. Курдская партия взяла городскую власть под свой полный контроль. Большая часть членов городского собрания — курды. Причем некоторые из них в прошлом были партизанами и судимы за участие в повстанческих отрядах ПКК. Мэр Мехмед Нури Гюнеш — убежденный сторонник развития диалога с Арменией. Он член курдской Партии демократического общества. Той самой, которая в декабре 2008 года решилась поднять в парламенте Турции вопрос признания геноцида армян. Гюнеш в свое время был приговорен турецким судом на 4,5 года лишения свободы за связь с Курдской рабочей партией. То, что власть в городе перешла от азербайджанцев к курдам, резко изменило геополитическую ситуацию на границе. Это обстоятельство очень беспокоит Анкару. "Позиция нашей партии в отношении Армении весьма положительная, — говорит друг и соратник мэра, председатель городского собрания Игит Кая. — В вопросе открытия границы мы противники предварительных условий. И если правительство заключит соглашение об установлении дипломатических отношений без каких бы то ни было условий, парламентская фракция нашей партии, полагаю, поддержит это решение и будет голосовать за ратификацию”.
Незадолго до нашей поездки в Игдыр подтвердились сведения о том, что на дороге, ведущей к пограничному контрольно-пропускному пункту Алиджан, начались ремонтно-восстановительные работы. По городу стали ползти слухи о том, что это делается потому, что власти собираются открыть границу. Кого-то это радовало, кого-то — наоборот. "Наши братья в Азербайджане нас не поймут, если мы станем дружить с армянами. Вот когда Армения вернет оккупированные территории, тогда другое дело”, — говорит азербайджанец Нуреттин Айкуш, который работает чистильщиком обуви на площади перед зданием мэрии. Азербайджанцы были непреклонны. Но чуть поодаль собрались курды, которые пришли, чтоб им оппонировать. Из-за нас между азербайджанцами и курдами чуть было не возникло столкновение. Не искушая судьбы, мы все-таки решили добровольно покинуть Игдыр, пока нас об этом не попросили. Изначально было заметно, что наше передвижение отслеживается. В ходе многих наших встреч осведомители осознанно или невольно выдавали свое присутствие. И тут опять же вспомнился эпизод из романа Памука. "После того как старый журналист азербайджанского происхождения сказал: "Давайте не будем забывать о том, что мы турки”, провокатор в толпе коварно спросил: "А где миллионы армян из Карса и Анатолии?” Осведомитель не стал записывать его имя, так как пожалел его...” — пишет Памук.
Очевидно — властям не нравится то, что в турецком обществе все активнее обсуждается вопрос о необходимости немедленного открытия границы. Легенда о том, что турецкое общество не хочет сближения с Арменией, выглядит все менее убедительно. Мои встречи в Карсе и Игдыре доказали обратное.
Карс-Ереван

Артем Ерканян
http://www.nv.am
Просмотров: 320 | Добавил: voskepar | Рейтинг: 4.3/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Апрель 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2017