Воскресенье, 23.07.2017, 23:28

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2013 » Октябрь » 3 » КАТОЛИКОС ПИШЕТ БУЛГАНИНУ
22:47
КАТОЛИКОС ПИШЕТ БУЛГАНИНУ

 К 105-летию со дня рождения Вазгена I

30 сентября 1955г. глава Румынской и Болгарской епархий епископ Вазген Палчян (крестное имя - Левон-Карапет, родился 20.09 (3.10.) 1908 г. в Бухаресте) был избран Католикосом Всех Армян.

Без малого четыре десятилетия Вазген I (скончался 18.08.1994 г.) посвятил служению стране и народу. Чтобы лучше понять, чем он заслужил огромную любовь и авторитет своего народа, надо сравнить, какое наследство он получил и что оставил после себя.

А наследство, доставшееся Католикосу, было столь же плачевным, сколь у его предшественников. С годами проблемы еще более усугубились. Вот некоторые факты. До революции Эчмиадзинская конгрегация состояла из 300 человек, в том числе 20-30 епископов. Теперь же (1955 г.) католикосат состоял из трех лиц - самого Католикоса и двух епископов, возраст которых давно перевалил за 70. Количество армянских церквей на территории СССР соответственно уменьшилось с 900 до 30-ти.

Еще более усилился государственный контроль над церковью. В 1944 г. решением Бюро ЦК КП(б) Армении был создан Совет по делам Армянской Церкви при Совете Министров республики - (СДАЦ). На практике совет осуществлял не только контроль над церковью, но и фактически управлял ею. Эчмиадзин был лишен всякой самостоятельности, не мог по своей инициативе предпринимать какие-либо шаги. Дело дошло до того, что председатель совета собственноручно вносил исправления в текст статей журнала "Эчмиадзин", подписывал гранки к печати, выполняя функции главного редактора.

Ожидаемые перемены к лучшему не произошли и после исторической встречи местоблюстителя Католикоса архиепископа Геворга Чорекчяна (впоследствии Католикос Геворг VI) со Сталином 19 апреля 1945 года. Во время приема Сталин положительно отнесся к вопросам, изложенным в письме, и наложил резолюцию - "Согласен". Это обстоятельство было широко разрекламировано, особенно в зарубежной армянской печати, как факт благосклонного отношения к Армянской Церкви. Однако меры практически не были осуществлены. Так обстояло, в частности, с вопросом монастырских помещений, которые формально были переданы Эчмиадзину, а практически не были освобождены от частных жильцов, организаций и войсковых частей.

Тревожное положение создалось в церковных епархиях - как в 5 внутренних (на территории СССР), так и в зарубежных. Связи с ними крайне ослабли. А деятельность некоторых сошла на нет - не хватало материальных средств... O тяжелом положении дел Эчмиадзинского католикосата не раз отмечалось даже в письмах и докладных партийных и государственных мужей Армении, в частности, первого секретаря ЦК КП(б) Армении Г.Арутюняна секретарю ЦК ВКП(б) Г.Маленкову (февраль 1952г.).

Эти и многие другие проблемы стояли в повестке дня Вазгена I. Ключ к их решению, однако, находился не в Эчмиадзине, а в руках советских властей: рядовые - республиканских, остальные - Центра. При таком раскладе Эчмиадзину была оставлена роль просителя.

Много обращений и писем был вынужден написать Вазген I. Среди них есть и такие, которые по своей значимости, по важности содержащейся информации могут быть отнесены к числу исключительных документов. Это, в частности, письма, адресованные председателям Совета Министров СССР Н.А.Булганину и Н.С.Хрущеву, материалы о встрече и беседе Католикоса с Н.А. Булганиным.

Что побудило новоизбранного Католикоса обратиться к Николаю Булганину? За короткий период Вазген I убедился, что проблемы Эчмиадзина решить с помощью республиканских властей без санкции Кремля невозможно, и был вынужден двинуться по стопам своих предшественников - стремиться к личной встрече с главой высшей исполнительной власти СССР - председателем Совета Министров. В феврале 1956 года, готовясь к зарубежной поездке, Вазген I просит Булганина принять его. Время было подобрано правильно. Только что завершил свою работу ХХ съезд компартии, осудивший культ личности Сталина. Советское руководство не могло не пойти навстречу пожеланию главы Армянской Церкви, которого 11 лет назад не преминула принять та самая личность, культ которой осудил съезд...

Встреча с Булганиным состоялась после возвращения Католикоса из зарубежной поездки 12 мая 1956 года. На ней присутствовали председатель СДАЦ Р.Г. Григорян и его непосредственный руководитель -председатель Совета по делам религиозных культов (СДРК) И.В.Полянский. Один переводил, второй протоколировал.

Беседа с Булганиным шла вокруг вопросов, поднятых в двух письмах Католикоса. Несомненно, председатель правительства СССР был осведомлен и у него уже были готовые ответы. Не мог он не знать и о подробностях, результатах и последствиях встречи Чорекчяна со Сталиным в 1945 году. И естественно, Булганин должен был постараться продвинуться минимум на шаг вперед от Сталина, хотя бы чисто формально. Иначе какая разница между деспотом и осудившими деспотизм новыми кремлевскими руководителями?!

В первом письме Вазген I выдвигал две группы вопросов:

а) Спасти через церковь зарубежное армянство от ассимиляции и гибели, связать его с Советской Арменией духовной и культурной жизнью.

б) Рассеять сложившееся за границей неблагоприятное мнение о постановке церковного дела в Советском Союзе.

И в том и в другом советское руководство было глубоко заинтересовано. Сохранение зарубежного армянства, ограждение его от ассимиляции объективно было в интересах Кремля. С первых же дней установления большевистского режима в Армении новая власть старалась максимально использовать этот фактор для распространения своего влияния за рубежом, везде, где существовали влиятельные армянские общины. А зарубежное армянство могло стать подспорьем в этом вопросе только через Эчмиадзин. Сжимая в железных клещах Армянскую Церковь, всячески подавляя ее внутри страны, власти одновременно принуждали ее стать рупором своей пропаганды за рубежом, с чем Эчмиадзин никак не мирился.

В результате встречи и беседы ни одна из просьб Католикоса, представленных в первом письме, не получила отказа. Были даны обещания немедленно решить большинство вопросов, а к решению остальных приступить после их изучения.

Иначе было отношение Булганина ко второму письму. В нем Католикос Всех Армян просил правительство СССР предпринять шаги для решения жизненно важных для армянского народа двух вопросов:

1. Восстановить историческую справедливость - передать Советской Армении исконно армянские земли, в свое время отторгнутые и включенные в состав Азербайджанской и Грузинской ССР.

2. Организовать новую репатриацию зарубежных армян на историческую родину - в Советскую Армению.

Католикос Всех Армян, разумеется, не мог не понимать, что эти вопросы не могли тут же решиться. Но продолжая дело предшественников, он имел целью держать их в "горячем" состоянии, не предавать забвению, чтобы, когда настанет исторический момент (а он в это беззаветно верил), правомочные государственные мужи были готовы и имели политическое мужество принять судьбоносное решение.

Глава Армянской Церкви, несмотря на горький опыт предшественников, хотел верить новому руководству. И как можно было не воодушевиться от ободряющих теплых слов председателя правительства супердержавы, который, прощаясь, выразил уверенность в том, что это не последний прием, и предложил Католикосу не стесняясь обращаться к советскому правительству, если возникнут новые вопросы. Вазген I верил настолько, что о своих планах преобразования Армянской Церкви "воодушевленно рассказывал всем, писал в своих письмах, говорил во время проповедей".

С другой стороны, запрет властей на обнародование информации о беседе с Булганиным настораживал. И поэтому Католикос по своей инициативе информировал церковнослужителей и верующий народ о положении дел, стремясь публичностью информации воздействовать на выполнение властями данных обещаний. Но продвинуться вперед все равно не удавалось. Время шло, возникали новые вопросы. А воспользоваться любезным предложением "не стесняясь обращаться к советскому правительству" не имело смысла, так как решение этих вопросов главным образом зависело от нерешенных старых.

Начиная со второй половины 1956 г. Вазген I несколько раз встречается и беседует с председателем Совета Министров Арм. ССР Антоном Кочиняном. Встречи эти давали свои плоды - было подписано распоряжение об открытие трех церквей. Их плодотворность, как нам кажется, сказалась и в другом. Думается, не случайно, что к вопросу возвращения Армении территорий, включенных в состав Азербайджана и Грузии, поднятых Вазгеном I, спустя одиннадцать лет - 30 сентября 1966 г. - возвращается Кочинян, всего лишь девятый месяц занимавший пост первого секретаря ЦК КП Армении. Здесь явно прослеживается влияние главы Армянской Церкви. В обращении Антона Кочиняна в адрес ЦК КПСС, Совета Министров СССР и лично Леонида Брежнева отмечалось: "Передача Нагорного Карабаха Армении покончит с тем неестественным положением, когда малочисленный армянский народ в условиях СССР имеет две государственности - одна союзная республика и рядом - автономная область, но уже в составе другой союзной республики".

Однако не все вопросы, поднятые Вазгеном I перед правительством республики, разрешались. В первую очередь не выполнялись обещания, данные Булганиным. Эта тема была одной из основных и во время беседы Католикоса с председателем СДАЦ Григоряном 18 сентября 1956 г., после чего Григорян обещает Католикосу передать его просьбу в надлежащие инстанции. В письме-ходатайстве, направленном Григоряном председателю правительства СССР Булганину, говорилось о крайней необходимости принять меры для быстрого разрешения всех вопросов, поднятых в первом письме Католикоса, и разрешить Католикосу опубликовать в журнале "Эчмиадзин" первое письмо Булганину.

Однако вскоре Булганин лишился должности. Председателем правительства СССР стал первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев, в чьих руках были отныне сосредоточены все властные рычаги страны. Было необходимо любой ценой встретиться с ним. 11 апреля1958 г. Вазген I обращается к председателю СДАЦ С. Гаспаряну, который в 1957г. сменил на этом посту Григоряна, с просьбой помочь встретиться с председателем Совета Министров СССР Н.С. Хрущевым. Поднимаемые вопросы были изложены в 8-страничном письме-заявлении.

В мае того же года в Москве Католикос обращается также к председателю Совета по делам религиозных культов А.Пузину, прося его содействия в организации встречи с Н.С. Хрущевым. Последний обещает, но ничего не делает. Спустя два месяца Католикос вновь обращается к председателю СДАЦ с той же просьбой, но за кулисами все уже было предрешено. Встреча состояться не могла. Об этом Пузин без обиняков сообщал в телефонограмме Гаспаряну.

Главной причиной была сущность выдвигаемых Вазгеном I вопросов. Кроме волнующих Эчмиадзин жизненно важных сугубо церковных вопросов (положение в зарубежных епархиях Армянской Церкви, восстановление закрытых армянских церквей в Армении, Грузии, Азербайджане и других республиках, созыв в Эчмиадзине раз в 2-3 года Собора епископов и других) Вазген I продолжал последовательно добиваться репатриации армян в Советскую Армению, присоединения к Армянской ССР незаконно отторгнутых и включенных в состав Азербайджанской и Грузинской республик исконно армянских земель.

"Очень многие за границей, - писал Католикос в письме, которое он намеревался передать Н.С. Хрущеву во время приема, - вопрос возвращения армянского народа на родину связывают с вопросом приведения территории Армении в нормальное и справедливое состояние. Они указывают на земли Турецкой Армении, они говорят также и об армянских землях Карабаха, Нахиджевана и Ахалкалаки, отмечая, что если первый вопрос, будучи связан со сложной политической международной ситуацией, затруднителен для решения сегодня, то второй является вопросом внутреннего распоряжения".

Далее он писал: "Вожделением армянского народа зарубежья является то, чтобы положительным разрешением… внутреннего земельного вопроса территория Армении вновь обрела свои исторические и естественные границы и чтобы зарубежный армянский народ имел возможность вернуться на родину, участвовать в восстановлении и подъеме своей новой, советской родины…"

Неслыханное дело, когда служитель церкви дерзновенно, без околичностей вмешивался в исключительную компетенцию высших государственных властей, давал советы, предъявлял требования... Степень недовольства и возмущения советского руководства поведением Католикоса Всех Армян явственно отражается в реакции А.Пузина. Он с возмущением писал, что Вазген I сейчас не освободился еще от неправильных суждений по вопросам национальной политики СССР. "Он ведет себя как представитель и глава армянского народа, призванный отстаивать интересы советских и зарубежных армян перед правительством СССР". В интерпретации Пузина глава Армянской Церкви не понимает того, что настойчивая постановка им территориальных вопросов, репатриации армян и других не может содействовать укреплению дружбы между народами СССР и "может лишь дать пищу реакционным зарубежным кругам для враждебных выступлений против СССР".

Об окончательном решении высших органов властей страны Пузин сообщает в телефонограмме от 15 июля 1958 года: "Вопросы, которые ставит Вазген I перед советским правительством, могут быть решены в обычном порядке через Совет по делам религиозных культов. Часть этих вопросов решена (какую часть и что именно, Пузин, естественно, не уточняет. - С.А.). Другие вопросы будут решены в ближайшее время. В связи с этим нет необходимости в приеме его главой правительства... О чем просим вас официально довести до сведения Вазгена I".

Для смягчения сложившейся ситуации Пузин дипломатично сообщает и добрые вести: о положительном разрешении вопроса празднования 50-летия Вазгена I (республиканские власти, как видим, были лишены права даже самостоятельно отметить юбилей Католикоса), а также о возможном решении в ближайшие дни вопроса о Соборе епископов Армянской Церкви.

Великий патриот своего народа был в отчаянии. Многие надежды, которые он лелеял осуществить и которые ему казались реально достижимыми, провалились. Вместе с тем Вазген I был тем счастливым Патриархом, который на закате дней стал свидетелем и участником осуществления заветной мечты - восстановления независимости Армении и победы в Карабахской войне. Вечная ему благодарность за все сделанное для армянства.

Седрак АМИРЯН, кандидат исторических наук

http://www.golosarmenii.am/ru/20457/society/29715/

Просмотров: 232 | Добавил: voskepar | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Октябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2017