Пятница, 18.08.2017, 15:45

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2012 » Февраль » 21 » Молокане: между небом и землей, между Россией и Арменией
11:42
Молокане: между небом и землей, между Россией и Арменией

Так называется недавно опубликованная статья в российском журнале "Благовест”, рассказывающая о сегодняшних проблемах молокан. Предлагая ее вниманию читателей, надеемся и на помощь высоких инстанций: община явно дышит на ладан, многие уехали, многие думают уехать. Сохранить общину — задача и посильная, и необходимая. От этих трудолюбивых, аккуратных, самобытных людей нашему сообществу один лишь позитив...

Приезжая в родное приграничное с Грузией село Привольное, я всегда думала: а как попали в Армению молокане? От столицы Армении до нашего родового имения в Привольном есть несколько русских сел — Семеновка, Пушкино и Киров, но они давно осиротели. Здесь сейчас мало русских, да и то все старенькие дядьки и тетки. А вот дальше от нашего села к районному центру Калинино (сейчас уже Ташир) когда-то находилось истинно молоканское село со странным немного названием — Молоканская Фишка. Этого села уже давно нет, но приятные воспоминания о молоканах осталось и по сей день. В Ереване, в одной из русских школ, у нас было очень много молокан-одноклассников. А подружка Сусанна и сейчас пишет из далекой Австралии: "Держим отару овец, на все хватает, правда, соскучилась по ереванской зиме, даже улочкам слякотным и по тебе, моя лучшая подруга беззаботной школьной поры”.
Большинство молокан выехали из Армении в годы политического и экономического кризиса после развала Советского Союза. Никаких прений на национальной почве и быть не могло. А вот в Москве, например, мало кто знает, что если у них на рынках торгуют кавказцы, то в Ереване это место занимают русские — молокане.
Причиной резкого сокращения молоканского населения и их продолжающейся миграции считается отсутствие особой государственной опеки молокан. Особенно сильно стимулировало выезд русских из Армении закрытие русских школ и групп с русским обучением в вузах. Не видя перспектив для получения образования и дальнейшего трудоустройства, русские, молоканского вероисповедания в том числе, стали массово покидать родные очаги, продавая за бесценок нажитое ими и их предками. В Армении из двух десятков русских сел ныне остались лишь два — Фиолетово и Лермонтово. Молокане на протяжении пары веков не утратили на новой родине свои обычаи жить общинами, слободами. Они и по сей день объединены в общины, во главе которых стоят выборные пресвитеры. В общине авторитетом пользуются "старцы” и певчие. Религиозный культ упрощен и сводится к собраниям, проводимым в обыкновенных помещениях. Богослужения состоят в чтении текстов Библии и пении псалмов. Семейные обряды совершаются бесплатно. Молокане отказываются регистрировать религиозные общины, считая регистрацию не "богоугодным” делом. Обязательно также для женщин ношение головного убора — платка.
Семьи молокан многодетные, а после развала Союза стало трудно приобретать жилье для своих детей. Да и как могут молокане, большинство из которых живет в столице Армении, приобретать за огромные деньги квартиру, если они зарабатывают на хлеб насущный не бизнесом, и у них нет хорошо оплачиваемой работы. Мужчины в основном хорошие строители, женщины исключительно работают уборщицами или готовят квашеную капусту, соленые огурцы, моченые яблоки, но бизнес молокан особых денег не приносит. Решением жилищного вопроса они считают основание слободы в пригородах Еревана. Создание слободы позволит молоканам, объединившись территориально, сохранить свои веру и традиции, создать в Ереване свой молельный дом. У правительства страны они просят маленький, пусть даже самый каменистый клочок земли. "А дома мы построим своими руками”, — говорят они. Трудолюбие молокан не требует рекламы. На каждом рынке встречаешь опрятно одетых светловолосых и светлоликих молоканок, продающих популярную, очень уважаемую армянами молоканскую капусту. Почти на каждой стройке крановщиками, каменщиками, малярами работают бородатые, крупнорукие молокане. Только бы дали 1-1,5 га земли для постройки молоканской деревни-слободы и не пройдет даже года, как там появится процветающее селение с уютными, с деревянной резьбой и светло-голубой покраской, домами.
В принципе, власти страны могли бы удовлетворить просьбу молокан в соответствии с 75 статьей земельного кодекса Армении о порядке предоставления земельных участков, являющихся собственностью государства и общин на праве безвозмездного пользования. Но без "но” не обошлось. Два года молокане скромно просят удовлетворить их просьбу. Просили многих, а ответ получили только в ереванской мэрии, где им лишь предложили следить за объявлениями о проведении аукционов по продаже земли в армяноязычных газетах и участвовать в них. Может и не надо, но не преминем повторить: молокане не располагают крупными финансовыми возможностями, необходимыми для закупки земельного участка. Грустно, что простой люд не может им помочь. В силах сильных мира сего решить этот вопрос — предоставить возможность молоканам построить слободу.
У молокан резко осуждаются пьянство, курение и употребление наркотиков, самоубийство, аборты, а также разводы. Молоканское движение, возникнув в России во второй половине XVIII века (по другим источникам, в XVI веке), долго подвергалось преследованиям. Молокане, духовные христиане, — это русские люди, которые, изучая Священное Писание, пришли к выводу, что между Богом и человеком единым посредником является Иисус Христос. И обращаться к Богу надо только через Дух Святой, "Ибо Бог есть Дух”. Никакие предметы не являются изображением Бога, им не следует поклоняться, ибо в них нет Духа. Вера, упование молокан: "Тебе единому поклоняемся — Отцу, Сыну и Духу Святому”.
И хотя за жизнью в России молокане так или иначе следят, те, которые не уехали в те трудные 1992-96 годы, уезжать на историческую родину пока не собираются. Старшее поколение даже в бедности не хочет покидать насиженные места. Да и в России не медом намазано. Так и застряли наши молокане между небом и землей, между Россией и Арменией, между сносной жизнью и бедностью.

Несмотря на их рассредоточение среди основного населения, у молокан практически отсутствуют смешанные браки. Их дети учатся в русских школах или классах. При этом все владеют беглым армянским. Вот и моя подружка Сусанна, учась в русской школе, более грамотно, чем я, говорила на моем родном армянском. И помню, как провожали ее семью в далекую Австралию. А может поехать в эту Австралию, самой посмотреть, как там мои?...
* * *
В 1880-е годы на территории Восточной Армении, определяемой в современных границах Республики Армения, находилось 23 русских селения (11 283 человек), в том числе шесть православных населенных пунктов (2 736 чел., или 24,4%) и 17 сектантских (8 547 чел, или 75,6%). Самым крупным селением была Воронцовка — религиозный центр молокан всего Закавказья, в котором проживало около 2 300 человек. Именно в этом селе в 1905 году проходил Всероссийский съезд духовных христиан — молокан, на который съехались представители молоканских общин из разных регионов России. В начале 1990-х годов в Армении проживало порядка 51 тыс. русских, из которых половина — молоканского вероисповедания. На сегодняшний же день здесь проживают всего 5 тыс. молокан, 2 тыс. из которых живут в Ереване.
Кстати, исполнилось 110 лет, как в наши края добрался писатель и публицист Евгений МАРКОВ (1835-1903) и опубликовал очерк "Зимнее путешествие по горам Кавказа”. Одна из глав названа "Русская Армения”, в которой Марков рассказывает о молоканах, к тому времени уже почти полвека обитающих в нашей стране. Вот лишь небольшой отрывок из его эссе:
Спуск с перевала в Семеновку очень короткий. Не успели оглянуться — очутились внизу. Почему-то здесь стало гораздо холоднее, чем наверху. Вероятно, это объясняется более открытою местностью и близким соседством громадной водной чаши озера.
...Облако, густое и туманное, сидело на Семеновке, закрывая дали. В Семеновке казацкий пост, оберегающий перевал и сдерживающий весьма обычные в этой стране разбои татар, — пост земской стражи, почтовое отделение, сберегательная касса; живут тут частью армяне, но больше молокане.
— Каков этот народ молокане? — спросил я сторожа-армянина, подававшего нам утром самовар.
— Народ честный, живут хорошо, обиды от них — никакой, — отвечал сторож. — Вот татары, — те воруют, когда приходят в горы на летние кочевья. От них и караулы ставятся. Казацкие разъезды по дороге разъезжают. Между Дилижаном и Семеновкой ночами небезопасно тогда бывает; почту не иначе как с конвоем казацким отправляют, тоже и экипажи срочные, а на всех горах посты расставляют.
...Суровые окрестности озера, целые полгода покрытые снегом, издавна служат местом ссылки из внутренней России так называемых "вредных сект”. Семеновка, Еленовка, Никитино, Константиновка, с. Ахты, Сухой-Фонтан — вот главные гнезда здешнего молоканства, прыгунства и субботничества. Молокан стали ссылать сюда лет пятьдесят тому назад; они сами выбрали себе эти холодные горные равнины, климатом своим напоминавшие им родную Русь, и в то же время богатые водами, пастбищами, лесами и тучною почвою, способною родить пшеницу, коноплю, лен и всякие хлеба. Сектантам не пришлось, как другим переселенцам с севера на юг, расставаться здесь с валенками, полушубками и теплыми шапками, не пришлось забывать саней-розвальней, приучаться к непривычной поливке полей или к аршинной перекопке земли под виноградники. Они предпочли неведомому для них рису и винограду южных низин давно знакомое обыкновенное полевое и луговое хозяйство, тем более что их закон все равно запрещал им пить вино, а родимая гречневая каша казалась им много вкуснее плова. Сектанты переселили таким образом на далекое армянское плоскогорье непочатую и неподдельную матушку-Русь. Здесь появились многолюдные оазисы самобытной и крепкой русской силы, которая скоро внесла в местную жизнь, в хозяйство и обычаи страны много своего, русского. Сила эта развернулась здесь шире, чем на родине, потому что здесь никто уже не стеснял свободных проявлений духовной жизни народа; "публичное доказательство раскола”, строго преследовавшееся на родине, здесь, среди иноверцев, не представлялось уже опасным ни правительству, ни духовенству, и хотя формально было запрещено и на новых местах переселения, но уже налицо не было тут ни ближайше заинтересованного в деле приходского священника, ни станового пристава.
...Вот и станция Нижние-Ахты, — тоже одно из гнезд молоканства. Все это уезд Нового-Баязета, который лежит верстах в 35 от дороги. В Нижних-Ахтах — мировой судья, участковый начальник, тюрьма и разные другие правительственные учреждения. Сначала тянутся каменные жилища армян, а потом больше краснокрышие дома молокан с хозяйственными дворами. В них квартируют и все местные чиновники.
Я разговорился с молодым чиновником, заведующим на станции почтовым отделением.
— Здешние молокане очень трезвы, — сообщил он мне, — найдется, может быть, на все население 2—3 пьющих, а вот в Еленовке, как я слышал, пьянствуют. Тридцать лет назад пришли сюда совсем голые, в кибитках жили, а теперь у всякого фургоны, лошади, скот, дома, деньги. Хозяйничают отлично. Воздух Ахты считается самым здоровым во всей эриванской губернии. "Долина цветов” всего ведь в семи верстах отсюда; тот на горе, в лесках; там еще прохладнее и здоровее. Оттого и переселяются туда каждое лето все эриванские власти.

Наринэ КИРАКОСЯН

http://www.nv.am/index.php?option=com_content&view=article&id=17999:2012-02-21-07-31-01&catid=8:2009-06-06-11-27-35

Просмотров: 327 | Добавил: voskepar | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Февраль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2017