Среда, 18.10.2017, 01:28

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2013 » Ноябрь » 2 » "НАШИ СНАЙПЕРЫ ГОТОВЫ", - говорит в интервью "ГА" генерал-майор Ишхан МАТЕВОСЯН
11:24
"НАШИ СНАЙПЕРЫ ГОТОВЫ", - говорит в интервью "ГА" генерал-майор Ишхан МАТЕВОСЯН
 Про снайпера говорят, что это человек, который доводит логику войны до ее завершения. Искусство боевого снайпера граничит с мистикой. Его способность возникать в самом неожиданном месте и бесследно исчезать после выстрела кажется сверхъестественной, и в этом действительно есть что-то мистическое, загадочное.

НА САМОМ ДЕЛЕ СНАЙПЕРСКОЕ ИСКУССТВО – ЭТО ДЕРЗКОЕ УМЕНИЕ ТЕРПЕЛИВЫХ, искусство ждать подходящего момента и мгновенно использовать его. Снайпер не имеет права на промах. Промах – это ошибка. Снайпер, как и сапер, ошибается один раз. И поэтому все, что делает снайпер, он должен делать безупречно и в совершенстве. Именно стремление обеспечить безупречность и совершенство подвигло руководство Вооруженных сил Армении создать специальную школу подготовки снайперов.

В прошлом году специальным приказом министра обороны Сейрана Оганяна были проведены масштабные антидиверсионные мероприятия, создана система противодиверсионной защиты боевых постов, расположенных по периметру государственной границы РА и Арцаха с Азербайджаном. Предпринятые меры дали результат: число пресеченных нашими бойцами диверсий противника резко возросло. После открытия школы снайперов государственная граница стала еще более неприступной. Ее создание играет немалую роль в претворении в жизнь и других ключевых принципов, озвученных министром обороны, - достижения больших результатов малыми силами, то есть обеспечения качественного превосходства над противником, недопустимости навязывания нам войны и готовности к ведению асимметричной войны, что подразумевает нанесение максимального урона агрессору при помощи нестандартных, инновационных способов ведения войны.

О том, что предшествовало созданию снайперской школы, о подготовке специалистов и многом другом – наша беседа с командиром Пятого армейского корпуса генерал-майором Ишханом МАТЕВОСЯНОМ…

- Ишхан Георгиевич, почему возникла необходимость в специальной школе по подготовке снайперов?
- Необходимость создания такой школы продиктовало само время, сама жизнь. До того как она стала функционировать, анализ деятельности по линии соприкосновения с противником показывал, что подготовка наших снайперов оставляет желать лучшего. На то были как объективные, так и субъективные причины, но факт тот, что был сделан единственно правильный вывод: без целенаправленной пошаговой работы с целью подготовки снайперов-профессионалов серьезных успехов мы не добьемся.

- А что, в советское время не было такой базы?
- Нет. В том-то и дело, что до создания школы действовала система, созданная еще в советское время. То есть подготовка снайперов в числе многих других войсковых специальностей проводилась в ходе общей подготовки личного состава. Проводились сборы – 3-4-дневные в основном. А это давало мало результатов. Мы пришли к выводу, что следует особо выделить эту специальность, сформировав отдельную школу, которая будет целенаправленно заниматься именно подготовкой снайперов. Когда решение было принято, начались обсуждения - где должна быть школа, на какой базе ее следует создать, обсуждался командный состав, учебно-материальная база и т.д. И два года назад приказом министра обороны Сейрана Оганяна школа по подготовке снайперов была сформирована. Должен признаться, что не все сразу пошло гладко. В любом новом деле всегда по ходу возникают проблемы – всего не предусмотришь. Первый выпуск прошел на уровне, о котором могу сказать: хотелось бы получше.

- Проблемы были методического или организационного характера?
- Преимущественно методического. Работа новая, нужно было находить офицеров, хорошо знающих снайперское дело, инструкторов, укомплектовать персонал – все это оказалось отнюдь не легким процессом. Ведь в данном случае речь не идет о том, чтобы просто набрать, скажем, 10 человек и назначить их на должности. Все, кто имеет отношение к снайперскому делу, должны обладать особым складом характера, высоким профессионализмом и соответствующим отношением к профессии. Между тем все проблемы благополучно разрешились, мы подобрали отличный кадровый состав. И только первый выпуск прошел хоть и на удовлетворительном, но не на блестящем уровне.

- Теперь недочеты устранены?
- Да, школа укомплектована и необходимыми кадрами, и техническими средствами - на сегодняшний день мы обеспечиваем на очень хорошем уровне подготовку наших снайперов. Сам факт окончания школы уже поднимает престиж войскового снайпера – это ли не лучшее свидетельство? За 2 года мы уже обучаем 7-й поток. По обобщенным показателям, на сегодняшний день в наших вооруженных силах специалистов, окончивших школу снайперов, более 200. Причем скажу, что мы готовим снайперов с их штатным вооружением.

- А какие конкретные факты свидетельствуют об успехах снайперской школы?
- Во-первых, это анализ обобщенных данных с линии соприкосновения и информация от радиоперехвата, где наш противник подтверждает, что армянский снайпер уже не тот, что был 2-3 года назад, и надо быть осторожным. И, конечно, мы имеем данные о потерях, которые наши снайперы нанесли противнику и в живой силе, и в технике.

- Есть ведь разные снайперы – снайперы-диверсанты, пехотные снайперы, полицейские и т.д. Каких готовите вы?
- Вообще эта специальность во все времена была окутана завесой таинственности, имела особый рейтинг в силу специфики профессии. Многие по незнанию думают, что снайпер и стрелок – это одно и то же. То есть снайпер – только тот, кто стреляет и с первого раза попадает в цель. На самом деле у этой специальности очень много граней. Выстрелу предшествует большая работа. Снайпер должен хорошо уметь вести разведку и наблюдение за полем боя, должен знать основы тактической маскировки. Встал в позицию, выстрелил, ушел – это из области фантастики. Это нереально, потому что против любого снайпера работает контрснайпер. Кроме того, снайперу необходимо обладать практическими навыками ведения ближнего или рукопашного боя. Можно привести немало примеров, когда тот же снайпер становился жертвой охоты, оказываясь от противника на таком расстоянии, когда винтовка уже не пригодна. Все эти нюансы мы учитываем, готовя снайперов с учетом наших потребностей и целей, заключающихся вовсе не в том, чтобы готовить этаких суперснайперов для каких-то суперцелей. Мы готовим снайперов войскового звена, действующих в составе своего подразделения. Учим их работать как в одиночку, так и в составе снайперской пары, или в составе сборной , сформированной из сводной группы. Скажем, снайпер, гранатометчик, пулеметчик…Подход комплексный – в зависимости от видения возможной обстановки на поле боя.

- Должен ли обладать снайпер неким врожденным набором личных качеств или эти качества так или иначе вырабатываются у него в процессе учебы? Ведь очевидно, что снайпер должен быть терпеливым, спокойным, хладнокровным, но не все же априори этими качествами обладают...
- Предварительный отбор в школу проходит в 2 этапа. Когда мы ставим войскам задачу по укомплектованию очередного потока снайперов, в соответствующих документах указываем условия, которые должны быть определяющими при предложении кандидатур. Учитываем и образовательный ценз, и физическое здоровье, и психологическую картину поведения. Далее: среди представленных кандидатов нами уже проводится второй этап отбора по результатам зачетов по физической подготовке, знанию оружия и т.д. Только тот, кто прошел успешно оба этапа, зачисляется в школу снайперов. Особенностью обучения в школе является то, что каждый, кто зачисляется к нам на подготовку, прибывает с закрепленным за ним оружием.

- То есть он не учится стрелять с временно предоставленной винтовкой, которую по окончании обучения у него отнимают? А работать ему приходится уже с другим оружием…
- Ни в коем случае. К нам приходят со штатным вооружением. Если оно требует обновления, мы сразу проводим необходимый ремонт, заменяем определенные части или даем новое оружие, если в этом есть нужда. Речь идет об оружии, с которым снайпер в дальнейшем будет работать. Он должен научиться его беречь. Не секрет, что каждое оружие имеет свою "душу", нельзя иметь 10 винтовок и все считать своими. Только к какой-то одной ты прикипаешь: даже в зависимости от того, как приклад прилегает к плечу, можно почувствовать, твое это оружие или нет.

- Какие занятия проводятся в школе?
- Каждый день стрельба и занятия по маскировке, занятия по физической, психологической подготовке и т.д. В последние недели обучения мы отправляем наших снайперов на войсковую стажировку в разные части. Специфика практики заключается в том, чтобы стажироваться не в своей "родной" войсковой части, а совсем в другой. Это нужно для того, чтобы снайпер был готов действовать в разных климатических, рельефных, ландшафтных условиях.

- Сколько времени длится обучение?
- У нас задействованы 2 программы подготовки – в зависимости от уровня подготовки отобранного кандидата определяется длительность его обучения. Обычно оно длится от 2,5 до 4 месяцев.

- Я знаю, что в школе снайперской профессии обучаются и женщины. Не сложно ли женщинам в силу своей природной эмоциональности становиться снайперами?
- Отнюдь. Женщины только на первый взгляд кажутся эмоциональными. По многим показателям готовить женщин-снайперов и приятнее, и эффективнее.

- Приятнее – это понятно. А в каком смысле эффективнее?
- В том смысле, что у женщин чувство ответственности перед поставленной задачей обострено. Конечно, то же самое можно сказать и о мужчинах, но о женщинах в большей степени. Они очень дотошно и ответственно относятся к своему делу. А в плане подготовки, особенностей программы для мужчин и для женщин разницы нет. Уже более десятка женщин окончили школу подготовки снайперов, сейчас они успешно служат, при необходимости с блеском выполняют поставленные задачи. Некоторая разница в работе с женщинами касается только бытовых нюансов. Им в школе отведено отдельное помещение – они же не могут быть в одной казарме с мужчинами. И мы даем им чуть больше свободного времени после занятий.

- Преподавательский состав – наш костяк или есть приглашенные извне специалисты?
- Нет, мы никого не приглашали, костяк наш. Конечно, в процессе создания снайперской школы мы консультировались с иностранными специалистами, и все передовые и приемлемые для нас идеи были заложены в учебную программу.

- Скажите, а есть понятие лучшей снайперской школы по национальному признаку? Скажем, французская школа лучше, чем американская, или японцы лучшие снайперы, нежели итальянцы...
- На этот вопрос сложно ответить. Каждая школа имеет свой стиль, свои задачи. Есть прославленные в войнах снайперы, но среди них люди всех национальностей. Есть англичане, французы, русские, представители среднеазиатских республик. У каждого своя методология, способы подготовки, свое вооружение. Лучший снайпер-американец, взяв в руки французскую винтовку, возможно, не сможет чувствовать себя столь же уверенно, как со своим оружием. Или подготовленный по одной методике снайпер будет чувствовать себя некомфортно при переходе на другую методику. Ведь подготовка снайпера имеет под собой очень серьезную психологическую и теоретическую основу. Нельзя приказать кому-то стать хорошим снайпером. И он тут же станет…

- На границе все время неспокойно. Азербайджан постоянно нарушает режим перемирия, причем делает это со все более возрастающей наглостью. Насколько адекватный ответ дают наши снайперы?
- Повторюсь, что надо четко разграничивать такие понятия, как "меткий стрелок" и "снайпер". У нас линия соприкосновения, ее конфигурация такова, что меткий выстрел может быть произведен на определенных участках, где удаление наших позиций от противника – 80-100 метров. При таком раскладе не надо быть особым снайпером. Обычно определенный образец стрелкового оружия тоже позволяет сделать меткий выстрел. Здесь больше стоит вопрос противоборства снайперов. Наши снайперы готовы более чем адекватно предпринять контрмеры против противника. Суть лишь в том, что, когда нашему снайперу дается разрешение на выполнение этих задач, он их успешно выполняет. Если нет разрешения стрелять, снайпер молчит. Вся работа ведется в системе общего командования. Не бывает так, чтобы противник выстрелил и наш снайпер самостоятельно выстрелил в ответ. Все строго организовано, дисциплинировано. Беспорядочной стрельбы с нашей стороны, кто что хочет и когда хочет делает, нет и быть не может. Что касается адекватного ответа, ни у кого не должно быть сомнений в том, что наши снайперы такой ответ дают...

Зара ГЕВОРКЯН

http://www.golosarmenii.am

Просмотров: 250 | Добавил: voskepar | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Ноябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2017