Четверг, 14.12.2017, 09:11

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2012 » Август » 21 » УМНЫЕ ФРАЗЫ ИЗ МЕМУАРОВ УМНОГО НЕГОДЯЯ
07:54
УМНЫЕ ФРАЗЫ ИЗ МЕМУАРОВ УМНОГО НЕГОДЯЯ

НАПОМИНАНИЕ ЧИТАТЕЛЮ: «Армяне не будут работать... Вот в чем беда армян. И это беда всех древних рас, некогда цивилизованных, изучивших правила игры, которые однажды, завладев миром и поуправляв им, потеряли власть и деградировали.  Они продвинулись вперед в логике, психологии, физиологии. Им не нужен тяжелый труд. В этом они отличаются от младенческих, по-настоящему отсталых наций, с которыми вам, американцам, приходилось иметь дело. Примитивные народы всего-навсего ленивы. Их можно заставить работать и развиваться, можно эксплуатировать их, если хотите. Они не безнадежны, от них есть определенная польза. Но эти выдающиеся народы, экс-цивилизованные нации - они не ленивы. Они чересчур интеллектуальны, чтобы работать на других. Они эксплуатируют самих себя, инстинктивно, врожденно, безнадежно.  Все нации состоят из развивающихся людей. Они говорят о развитии своей страны, но здесь есть обратная связь: их страны развивают их. И древние нации представляют тип людей, которые творят новые. Эти древние народы являются результатом эволюции. На берегах Средиземноморья вы можете увидеть то, что вы отбираете, воспитываете, развиваете дома сейчас. Выжившие древние расы по своему характеру являются коммерческими... .
... «Они мудры, как могут быть мудры только древние расы. С момента, как они открывают свои глаза, они видят абсурдность созидательного труда. Стоящим делом для них является выжидать, пока материальные блага будут произведены и затем каким-нибудь образом отнять их у производителей. И они знают, как осуществить это, подобно животному, знающему свое дело, и растению, знающему свое дело, - инстинктивно. Так, они будут практиковать медицину, право - любую профессию, которая, как и бизнес, получает свою долю от совершенной, законченной, чеканной формы материальных благ, после того как простой народ произведет их. Но в поте лица своего добывать сырье из земли и производить из него рыночный продукт - нет. Древние народы ненавидят это, а ваши армяне просто не будут».
...«Армяне, наиболее интеллектуальная, в совершенстве отобранная, наиболее высоко развитая раса в мире - с точки зрения цивилизованности». ...«Армяне вмещают в себя все от евреев и всех остальных рас - и помимо того, они христиане!» ... «Армяне,не должны владеть Арменией, плодородными землями. Они не будут сами работать на них, даже для самих себя. Они хотят только обладать землей, как собственностью. Они даже не станут заниматься организацией работ и развитием. Они отдадут землю другим в концессию. Они хотят жить на побережье, в городах, на ренту, прибыли, дивиденды и доходы от торговли в акциях и звонкой монете, созданных капиталом и трудом»...
Эти и другие откровения легендарного английского разведчика, героя Первой мировой войны, Лоуренса Аравийского  американский журналист Линкольн Стеффенс описал в своем интервью с британцем. Материал «ЭТИ НЕВОЗМОЖНЫЕ АРМЯНЕ» был написан во время мирной конференции в Париже в 1919 г., впервые опубликован в журнале «Outlook and Independent» в 1931г. и не потерял актуальности по сей день. А вот как сам Лоуренс, в мемуарах «Семь столпов мудрости», посвященных его участию в арабских восстаниях против турок во время Первой мировой войны, характеризовал Сирию и сирийцев ...
«Они были вечно недовольны тем правительством, которое имели; такова была их интеллектуальная гордыня; но лишь немногие искренне задумывались о приемлемой альтернативе, и еще меньше было таких, кто согласился бы на нее». «Они» - это сирийцы, и Лоуренс дает красочное описание страны и ее народа, которые были впоследствии освобождены из-под османского господства им и арабской армией под предводительством хашимитов.
Сегодня недовольство, описанное Лоуренсом, сохраняется: теперь - среди повстанческих группировок, противостоящих правящему режиму Асада. Например, Свободная сирийская армия недавно осудила каирскую встречу представителей Сирийского национального совета и Франции, Туниса и Турции; ее деятели утверждали, что делегаты «отвергают идею иностранной военной интервенции ради спасения народа... и игнорируют вопрос о буферных зонах, защищаемых международным сообществом, гуманитарных коридорах, воздушном эмбарго и вооружении повстанцев». В условиях нарастающего международного давления с требованием военной интервенции в Сирии, проведенный Лоуренсом анализ расколотой нации - хотя он писался чужаком и почти сто лет назад - может стать предупреждением о том, что нужно быть осторожнее, требуя западного вмешательства в дела региона.
До создания современного сирийского государства под протекторатом Франции по окончании Первой мировой войны понятие «Сирия» обозначало весь Левант, включая Иорданию, Палестину и Ливан. Однако Лоуренс, описывая в своем труде политические проблемы Сирии, особо выделил города Дамаск, Хомс, Хама и Алеппо. Кроме того, он обратил особое внимание на долину реки Ярмук вдоль современной сирийско-иорданской границы; вулканическое плато Хауран и народ на юго-западе современной Сирии; а также регион Дераа, тоже на юго-западе страны, которые он считал «ядром Сирии во все времена».
Лоуренс считал, что для успеха в Сирии нужно иметь на своей стороне суннитское большинство. Поэтому он говорил, что «единственным независимым фактором, имевшим приемлемую основу и вооруженных приверженцев, был суннитский эмир вроде Фейсала, притязающего на восстановление славы Омейядов и Айюбидов». Однако он также знал, что в некоторых общественных кругах любая новая форма правления будет воспринята как навязанная иностранной державой: «Арабское правительство в Сирии, хотя бы оно и поддерживалось местными убеждениями, было бы в такой же степени «навязано», как и турецкое правительство или иностранный протекторат, или же исторический Халифат. Сирия по-прежнему представляла собой красочную расовую и религиозную мозаику».
Он с глубоким пессимизмом оценивал исход любого восстания в стране: «Казалось, что время провозгласило невозможность самостоятельного союза в такой стране... Более того, фактически это была страна неустанного волнения и непрекращающегося бунта». Лоуренс признавал, что в Дамаске существует потенциал всеобщего восстания против турецкого правления, но вновь предупреждал о том, что им не будут руководить из-за рубежа: Сирия, созревшая для беспорядков, могла быть вовлечена в настоящее восстание, если бы возник новый фактор, который позволил бы, к примеру, воплотить в жизнь центростремительный национализм бейрутских энциклопедистов или ограничить влияние раздраженных сект и классов. Этот фактор должен быть новым, но не заморского происхождения, этого требовали амбиции сирийцев.
В свете нынешнего восстания слова Лоуренса кажутся почти пророческими, хотя и были написаны более девяноста лет назад!
В каком-то смысле находящееся у власти правительство Башара Асада, в котором доминируют алавиты и шииты, воспроизводит давнюю османскую администрацию, на высших должностях которой находились представители шиитского меньшинства, представляющего менее 20 процентов населения Сирии. Лоуренс указывал на клановость «как мировосприятия, так и политики» алавитов. Поэтому нынешнее восстание не стало бы для него неожиданностью...
Со времен «Исправительной революции» 1970 года (если не считать восстания «Братьев-мусульман» в 1982 году) режим Асада постоянно подавлял внутренние противоречия, которых так опасался Лоуренс. Однако внедрение дополнительных иностранных элементов в этот сложный и неустойчивый калейдоскоп племенных и религиозных группировок может обернуться катастрофой для всех участников. Основной урок, который Лоуренс извлек из истории иностранных интервенций в Сирии - от османов до британцев и французов, состоит в том, что все они были отмечены разочарованием. Поражениями заканчивались не битвы - в этой сфере и британские, и французские войска брали верх - а попытки политического урегулирования и перехода к миру после окончания боев. Или, как четко формулировал Лоуренс, «Любая масштабная попытка достичь единства привела бы к раздроблению страны».
Враги называли Лоуренсa шпионом, друзья - разведчиком. Турки, в борьбе против которых он помогал арабским шейхам, очень его не любили и до сих пор не в силах сказать о нем ничего хорошего. Арабы же превозносят как национального героя и склонны скорее идеализировать, чем сохранять объективность. Обычно истина лежит где-то посередине, но быть середнячком - не участь Лоуренса.
Он мог бы стать ярким историком и археологом: в 1911-1913 годах принимал участие в раскопках, организованных на Ближнем Востоке Британским музеем (участвовал в производившихся под руководством Д. Хогарта, К. Томпсона и К. Вулли раскопках Кархемиша (Джераблуса), хеттского города в верховьях Евфрата, а в 1912 в раскопках в Египте, которыми руководил Ф.Питри), а свою выпускную работу в Оксфорде посвятил влиянию Крестовых походов на военную архитектуру конца XII века ( и ради нее в 1909 году проехал с фотоаппаратом более 1700 километров по Сирии и Палестине). Изучая историю и археологию, много путешествовал по Аравии, выучил  арабский язык.
Он мог бы стать военачальником: советы, которыми Лоуренс щедро снабжал шейхов, во многом помогли их победе над турками и привели в итоге к созданию нескольких новых государств.
Он мог бы закончить жизнь дипломатом: после участия в Парижской мирной конференции 1919-20 годов в качестве переводчика и ближайшего помощника эмира Фейсала (будущего короля Ирака Фейсала I), он в 1922 году отправляется на конференцию в Каир - уже как советник Черчилля. Ведь там решался вопрос о передаче Ирака и Иордании семье Фейсала. Лоуренс оказывается участником важнейших переговоров, чьи последствия мир ощущает до сих пор: появляется новая политическая карта Ближнего Востока.
Он мог бы стать выдающимся литератором: он перевел «Одиссею» Гомера, а его «Семь столпов мудрости» до сих пор издают в карманных изданиях (что есть признак популярности). А ведь первое издание (готовившееся автором более десяти лет), вышло библиофильским тиражом в 120 экземпляров; чтобы не разориться, Лоуренс  следом опубликовал «Революцию в пустыне», ставшую бестселлером по обе стороны океана.
Мифу о Лоуренсе определенно стал мешать ... сам Лоуренс - живой, уже увлеченный скоростными военными катерами и не желающий возвращаться в политику. Он и погиб, как и положено «герою не у дел»: в 46 лет (15 августа 1888г., Тремадог, Уэльс - 19 мая 1935, Клауд-Хиллз, лагерь Бовингтон, Дорсетшир), попав в нелепую аварию на мотоцикле, на котором любил гонять. Обстоятельства смерти до сих пор вызывают подозрения ...

Дм. МАРТИРОСЯН
martirossian@post.com

http://iravunk.com/iravunkrus/index.php?option=com_content&view=article&id=455:handipum&catid=108:2012-07-03-05-41-16
Просмотров: 469 | Добавил: voskepar | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Август 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2017